Поиск Кабинет

О законопроекте «Об обращении биомедицинских клеточных продуктов»

Один из самых актуальных и важных вопросов развития отечественной регенеративной медицины и как ее компонента «биомедицинских клеточных продуктов», описанных в законопроекте — это отсутствие четкого правового поля для официальной регистрации и внедрения в практику здравоохранения этих технологий разработчиками.

В период с 2004 года для российских разработчиков существовало потенциально три основных пути регистрации разработок в области регенеративной медицины. Регистрация лекарственного средства в соответствии с ФЗ от 12.04.2010 № 61 «Об обращении лекарственных средств», регистрация изделия медицинского назначения в соответствии с административным регламентом Росздравнадзора по исполнению государственной функции по регистрации изделий медицинского назначения (министерство здравоохранения и социального развития российской федерации  приказ от 30 октября 2006 г. N 735) и регистрация медицинской технологии Росздравнадзором в соответствии с административным регламентом утвержденным Приказом Минздравсоцразвития от 20.07.2007 № 488. Во всех этих случаях основным регулируемым компонентом, применяемым для лечения пациента является клеточный препарат, получаемый в специальной клинической лаборатории, в специальной биофармацевтической производственной лаборатории, либо в клинике с использованием специального оборудования в замкнутом стерильном цикле.

До 2011 года регистрация клеточных технологий, включая те, которые названы в данном законопроекте как «биомедицинские клеточные продукты» осуществлялась Росздравнадзором на основании действовавшего административного регламента Росздравнадзора утвержденного Приказом Минздравсоцразвития от 20.07.2007 № 488 и более ранней версией этого регламента. На основании данного регламента ряд разработчиков официально зарегистрировали и получили от Росздравнадзова разрешения на применение в практике медицинских технологий, в том числе клеточные технологии, имеющие как компонент «биомедицинские клеточные продукты» (данные о выданных разрешениях в Приложении № 2). Эти технологии официально применяются в практике здравоохранения в России на основании выданных разрешений.

После вступления в силу Федерального Закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан» понятие «медицинские технологии» было исключено из закона и, соответственно, их регистрация прекратилась. Действие административного регламента утвержденного Приказом Минздравсоцразвития от 20.07.2007  № 488, Росздравнадзором было приостановлено и в части регистрации клеточных «медицинских технологий», компонентом которых является «биомедицинский клеточный продукт» возник правовой вакуум. По этой причине, с 2011 года разработчики биомедицинских продуктов не имеют практической возможности официально начать проведение клинических исследований для дальнейшей регистрации клеточных продуктов и соответственно вести разработку и внедрение препаратов этого класса в здравоохранение, что подтверждает важность правового регулирования в данной сфере.

Регистрация изделий медицинского назначения (ИМН), продуктом которых является биомедицинский клеточный препарат за последние несколько лет в РФ осуществлялась, однако здесь ожидание какого-то нового отдельного закона по «клеточным технологиям» также являлось сдерживающим фактором для разработчиков. Создание специального оборудования для обработки, выделения, культивирования клеток — это одно из основных направлений развития клеточных технологий и регенеративной медицины, которое растет очень быстрыми темпами и вероятно займет важное место в большей части всех создаваемых биомедицинских продуктов. Это связано с тем, что использование такого оборудования предполагает замкнутый цикл обработки биоматериала, автоматизацию и отпадает необходимость в использовании дорогостоящего ручного культивирования лаборантами, а также в использовании дорогих чистых лабораторных помещений. Использование таких ИМН может сделать в будущем клеточные технологии более доступными технологически для клиник и экономически доступными для широкого внедрения в здравоохранение. Примеры некоторых зарегистрированных ИМН, конечным компонентом использования которых служит биомедицинский клеточный продукт приведены в Приложении № 3.

Третий существовавший путь регистрации технологий — это регистрация «биомедицинского клеточного продукта» как лекарственного средства в соответствии с ФЗ от 12.04.2012 № 61 «Об обращении лекарственных средств». Этот путь из существовавших в соответствии с законом ранее представлялся самым затратным для разработчиков, но и самым отработанным исходя из продуманности всех этапов регистрации, наличия регулирующих подзаконных актов, и существующих для реализации закона компонентов — в виде аккредитованных экспертов, экспертных организаций, этических комитетов. Регистрация «биомедицинских клеточных препаратов» как лекарственных средств в соответствии с ФЗ от 12.04.2012 № 61 «Об обращении лекарственных средств» вероятно наиболее актуальный путь для клеточных препаратов, нацеленных на массовое применение и имеющий потенциально емкие рынки. По сути законопроект о биомедицинских клеточных продуктах дублирует все принципы, подходы, этапы и компоненты регулирования ФЗ № 61 «Oб обращении лекарственных средств», однако в отличие от ФЗ № 61 «Об обращении лекарственных средств» для данного законопроекта пока не имеется, а будет создаваться необходимая подзаконная база, аккредитованные экспертные организации и другие инструменты практической реализации закона. Кроме того, для лекарственных средств существует понятные механизмы внедрения в практическое здравоохранение и доступа к государственному финансированию и закупкам такие, как, например, список ЖНВЛП. Для инвесторов и разработчиков важно иметь понятный путь к достижению широкого внедрения разрабатываемых препаратов.

Регистрация препаратов в соответствии с ФЗ № 61 не имела широкой практики, однако регулятор выдавал разрешение на проведение клинических исследований клеточных лекарственных средств (Приложении № 4). Но в других случаях разработчики получали отказы в начале регистрации клеточных препаратов в связи с отсутствием формулировки и понятия «клеточный препарат» в законе № 61.

Предлагаемый к рассмотрению законопроект регулирует правоотношения связанные с «биомедицинскими клеточными продуктами», спектр которых сужен понятием «клеточная линия». За рамками регулирования закона остаются очень значимые для отрасли «биомедицинские клеточные продукты», основой которых являются не культивируемые клетки, а клеточные фракции, не являющимися «клеточными линиями» в понимании законопроекта. Речь идет о таких разработках лекарственных препаратов на основе клеток как «Криоцелл» (разработчик — ЗАО «Крионикс»), «Гемацелл» (разработчик — ООО «Синбио»), Hemacord (разработчик – «New York Blood Center») и другие, где не происходит культивирование клеток и создание клеточных линий, а происходит обогащение и концентрация определенных типов клеток и клеточных фракций.

Кроме того, проект закона не предполагает возможность регулирования биомедицинских клеточных продуктов, которые являются одним из этапов и результатом работы изделий медицинского назначения, регистрируемых по Постановлению Правительства № 1416 от 27.12.2012 «Об утверждений правил государственной регистрации медицинских изделий». Сегодня оборудование для выделения и(или) обогащения, и(или) а также культивирования клеточных фракций является одним из основных трендов развития клеточных технологий и регенеративной медицины. Стоит добавить, что тканевоинженерные «биомедицинские клеточные продукты», имеющие в своей основе матрикс (носитель) и различные типы клеток, клеточных фракций и клеточных линий — также являются изделиями медицинского назначения и занимают существенную долю в разработках в мире.

Одно из чрезвычайно перспективных направлений, это создание персонифицированных методов лечения различных заболеваний, в частности наследственных заболеваний и онкологических заболеваний крови, основанных на методах генной терапии. В этих случаях используют клетки пациентов, например гемопоэтические (кроветворные, восстанавливающие кроветворение и иммунную систему), в которых вводят(включают) или удаляют(выключают) ту или иную последовательность генов, а затем данные клетки самого пациента с «исправленным геном» в виде биомедицинского клеточного препарата вводят назад пациенту. Такие технологии уже находятся на 2-х фазах клинических исследований в мире и предназначены для лечения лейкозов, СПИДа, наследственных анемий и иммунодефицитов и других заболеваний. Для такого рода персонализированных «биомедицинских клеточных продуктов», когда каждый препарат и есть вся «произведенная серия» и создан полностью для применения одному пациенту, невозможно выполнить весь объем требований, указанных в законе и должен быть, вероятно, предусмотрен отдельный регламент для персонализированных и минимально манипулированных клеточных продуктов.

Если не расширить понятие «биомедицинский клеточный продукт» и сферу действия законопроекта, и не распространить его на клеточные лекарственные препараты, регистрируемые в соответствии с ФЗ № 61 «Об обращении лекарственных средств», на изделия медицинского назначения, регистрируемые в соответствии с Постановлением Правительства № 1416 от 27.12.2012 «Об утверждений правил государственной регистрации медицинских изделий», то по нашему мнению около 70-80% биомедицинских клеточных продуктов окажутся за рамками регулирования данного закона.

Так, одна из наших проектных компаний разрабатывает продукт на основе мононуклеарных клеток пуповинной крови для лечения заболеваний печени, и в период с 2010 года разработчик неоднократно пытался получить разрешение на проведение клинических исследований, с целью последующего внедрения данного продукта в медицинскую практику. Разрешение не было выдано ни в соответствии с ранее действовавшим административным регламентом по регистрации технологий, ни в соответствии с законом о регистрации лекарственных средств, так как регулятор не считал возможным отнести этот препарат ни к технологиям, ни к лекарственным средства. Это было обусловлено, в том числе ожиданием нового законопроекта в области клеточных технологий с более эффективными механизмами регулирования и формулировками, определяющими понятия клеточный препарат. Однако по новому законопроекту данный препарат так же не попадает под понятие биомедицинского клеточного продукта, так как не является клеточной линией и не предполагает культивирование клеток.

Что касается международного передового опыта и данного закона в странах активно развивающих биотехнологии. В США, Великобритании, Германии и Японии отдельное законодательство в области клеточных технологий начало активно появляться в период с 2001 года. На первом этапе регулирования было с более жесткими требованиями и с ограничениями в США и Германии по использованию эмбриональных стволовых клеток (ЭСК), которые получают «в пробирке» в результате технологий ЭКО (экстракорпорального оплодотворения). Эти ограничения в мире были вызваны решением президента США Дж.Буша, об ограничении государственного финансирования исследований связанных с созданием новых линий ЭСК. Однако в последующем начиная с 2011 года во всех указанных странах данный запрет был снят, в том числе в США с приходом президента Обамы, а ограничения расценены экспертами и регуляторами как ограничивающие развитие клеточных технологий. За период действия этого регулирования с завышенными требованиями в течение 7-8 лет было доведено до рынка 3 продукта. Что было связано с завышенными требованиями и высокими рисками для разработчиков и инвесторов. Законодательство стало более лояльным и стимулирующим запуск разработчиками клинических исследований. По данным https://clinicaltrials.gov/ на сегодняшний зарегистрировано более 4500 клинических исследований с использованием стволовых клеток.

В качестве примеров лояльности можно привести Японию, где введена процедура ускоренного внедрения (fast track) клеточных технологий в практику здравоохранения и разработчикам разрешено уже при положительных результатах фазы II клинических исследования.

Важно отметить, что во всех указанных странах, в отличие от данного законопроекта не было и нет никакого юридического запрета на использование в качестве источника материала для создания клеточного продукта клеток животных, эмбриональных стволовых клеток и фетальных клеток (полученных из абортированных фетусов). Регуляторы выдают разрешения разработчикам на официальные клинические исследования препаратов, полученных из указанных источников. Однако таких разработок не много, они не достигли на данный момент существенных клинических результатов, и существует несогласие и протесты определенной части общества (в основном в США и в Германии по поводу ЭСК) в связи с их разрешением. Мы считаем, что введение таких запретов на уровне закона излишним и сужающим возможности российских разработчиков, однако в случае введения, этот запрет не окажет драматического влияния на развитие клеточных технологий в России.

В заключение хотелось бы отметить, что, несмотря на все вышеперечисленные вопросы, которые нуждаются в регулировании и не регулируется данным законопроектом мы считаем важным его срочное принятие и возможную доработку в указанных аспектах в последующем. Это связано с тем, что из-за отсутствия в правовом поле понятия «клеточный продукт» и отсутствия закона о биомедицинских клеточных продуктах разработчикам получить разрешение Минздравсоцразвития на клинические исследования не представляется возможным, несмотря на то что большая часть таких разработок в России финансируются из средств госбюджета со стороны Минобрнауки, Минпромторгом через программу «Фарма 2020», Сколково, ОАО «Роснано» и др институтами развития. С 2011 года не выдано ни одного разрешения на начало клинических исследований для регистрации клеточных продуктов. Это приводит к неэффективности системы развития биотехнологий в этой области в России в целом — государство с одной стороны в течение 4 лет финансирует те разработки, для которых с другой стороны не может разрешить начать процесс внедрения разработки в практику.

Также необходимо отметить, что в настоящее время в практическом здравоохранении в области регенеративной медицины официально используется ряд инновационных клеточных продуктов (технологий), неотъемлемым и основным компонентом которых является «биомедицинских клеточный продукт». Некоторые технологии не имеют зарубежных аналогов. Речь идет о медицинских технологиях, разрешенных к применению Росздравнадзором в соответствии с действовавшим ранее законодательством и административным регламентом регистрации новых медицинских технологий № 488 от 20.07.2007) и на основании данных об их эффективности, безопасности и проведенных экспертиз (Приложение № 2). Согласно настоящему законопроекту нет четкой трактовки о том необходимо ли данные «биомедицинские клеточные продукты» (технологии) повторно регистрировать для продолжения работы на рынке. Отсутствие однозначной трактовки  повлечет за собой не ясный статус уже зарегистрированных ранее регулятором технологий и возможные требования повторной регистрации в течение не менее 3-х лет, а также повторных финансовых затрат, что может привести к прекращению существования данных технологий на отечественном рынке.

В данном случае считаем, что в законе необходимо прямо учесть отсутствие необходимости повторной регистрации уже ранее зарегистрированных в соответствии с законом клеточных технологий.

Вместе с тем, считаем, что принятие данного законопроекта создаст условия для ускорения развития биомедицинских продуктов в России, в связи с чем, считаем необходимым, чтобы были учтены следующие конкретные предложения

Проблема Предлагаемое решение Формулировка в законопроекте
1 Ранее разрешенные к применению зарегистрированные регулятором на основании данных о безопасности и эффективности клеточные медицинские технологии согласно данному законопроекту после введения закона могут иметь неясный статус. Что может повлечь требование повторной регистрации и приостановить практику применения зарегистрированных клеточных медицинских технологий. Это подорвет доверие потребителей и инвесторов к российским разработкам в сфере медицинских клеточных технологий. Ранее зарегистрированные в соответствии с административным регламентом, утвержденным Приказом Минздравсоцразвития от 20.07.2007 № 488 технологии, которые уже применяются в медицинской практике, могут применяться в соответствии с ранее выданными разрешениями. Дополнить статью 1 рассматриваемого законопроекта следующим пунктом: «Действие данного закона не распространяется на отношения, возникающие при применении ранее зарегистрированных медицинских клеточных технологий, на которые уполномоченный орган исполнительной власти выдал разрешение на применение».
2 Законопроектом не регулируются клеточные продукты, производимые без культивирования клеток, в связи с чем, понятие биомедицинский клеточный продукт сужено до клеточного продукта на основе «клеточных линий». «Клеточные линии» предполагают обязательный элемент культивирования, однако большое число клеточных продуктов производится из «клеточных фракций», без этапа культивирования. Например: продукт «Гемацелл» разработанный проектной компанией «РОСНАНО», CART технология (технология создания химерных антигенных рецепторов Т-лимфоцитов) для лечения онкологических заболеваний, активированные дендритные клетки (компании Sotio, Dendreon и другие), а также целый ряд продуктов на основе мононуклеарных клеток фракции костного мозга, пуповинной крови, стромально-васкулярной фракции жировой ткани, лимфокин-активированных киллеров, фракций на основе клеточной сепарации и другие. Следовательно, регистрация данных продуктов будет невозможна по настоящему законопроекту и другим существующим нормативным актам. Таким образом, эти продукты останутся вне правового поля. В то же время, на данный момент, данные продукты являются одними из самых перспективных. К биомедицинским клеточным продуктам должны относиться не только клеточные продукты, основанные на «клеточных линиях», но и продукты, основанные на использовании «клеточных фракций». Изложить п.1 статьи 3 в следующей редакции: «Биомедицинский клеточный продукт – комплекс, состоящий из клеточной линии (клеточных линий) и (или) клеточных фракций и вспомогательных веществ, либо состоящий из клеточной линии (клеточных линий) и (или) клеточных фракций и вспомогательных веществ в сочетании с фармацевтическими субстанциями, лекарственными препаратами и (или) медицинскими изделиями, произведенный и применяемый для профилактики, диагностики и лечения заболеваний». Дополнить статью 3 следующим определением: «Клеточная фракция – это группа клеток, выделяемых из ткани по принципу однородности какого-либо свойства и использующаяся в медицинских целях без последующего культивирования». Далее внести необходимые изменения по тексту законопроекта.

Подписаться на новости
637
Дата: 23 марта 2015 г.
© При копировании любых материалов сайта, ссылка на источник обязательна.
Подняться вверх сайта