Поиск Кабинет

Небесспорный текст про тканевую инженерию в урологии: долой романтику!

Основной посыл текста — долой романтику. Конечно же нужны терпение и труд, чтобы технологии тканевой инженерии вошли в рутинную практику. Терпение и труд. И время. А вот времени у больных нет. Поэтому «журавль в небе» — потенциально возможные технологии и минздравовская/минпромовская направленность на светлое биотехнологическое завтра не должна убивать возможную  «синицу в руках» — развитие (создание, спасение… — как кому больше нравится) органного донорства.

urotoday.ru/rubric/%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0-%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B0/article/posmertnoe-donorstvo-segodnya-prineset-bolshe-oshchutimoi-polzy

"Технологичность, колоссальный объем фундаментальных наработок и печать полимерного аналога модели почки, продемонстрированные проф. Э. Аталой, – это существенный шаг в развитии регенеративной медицины. Но идеология тканевой инженерии подразумевает персонифицированный сервис, что существенно ограничивает экспансию в клиническую практику.

У клеточных технологий в урологии красивая история: 14 лет назад создан и пересажен пациенту первый тканеинженерный орган – мочевой пузырь, не так давно планету облетели фотографии профессора Э. Аталы в синих латексных перчатках со свеженапечатанной почкой в руках…

Флагманская тема тканевой инженерии – создание и, что главное, пересадка пациенту первого тканеинженерного органа – закрепила за этой медицинской специальностью некую ауру приближенности к самым сокровенным технологиям регенеративной медицины. Однако если более внимательно изучить биомедицинские тенденции, то урология едва ли занимает заметное место. Достаточно обратиться к статистике. Так, среди всех работ (56 310) PubMed.gov по ключевому запросу “tissue engineering” решению урологических проблем посвящено всего 470 – капля в море с учетом общего объема публикационной активности. Схожая пропорция при формировании запроса “regenerative medicine in urology” – 244 из возможных 18 169, выдаваемых по ключевым словам “regenerative medicine”.

Есть и другие данные. Так, независимый эксперт A. Bersenev (США) в 2013 г. проанализировал клинические исследования по клеточным технологиям, проводимые в мире. Каков результат? Большая часть исследований посвящена борьбе со злокачест венными заболеваниями. Проблемы урологии не занимают глобальную медицинскую общественность вплоть до 10-го места в представленном «рейтинге»: по-видимому, единичные урологические протоколы вошли в категорию «прочее», совокупно насчитывающую 24 исследования во всем мире.

Технологии и инженерия

Клеточные технологии включают несколько принципиально разных методических подходов, направленных на восстановление утраченных структур и функций. Тканевая инженерия предполагает создание de novo биоартифициальных эквивалентов органов на основе различных материалов-матриксов и живых клеток, как правило, получаемых от самого пациента. Интерес тканевых инженеров в урологии – это реконструкция почек, мочевого пузыря, уретры, кавернозных тел. Помимо данного подхода, включающего и методику 3D-печати органов (в том числе почек), не утрачивает своей актуальности и клеточная трансплантация, позволяющая корректировать патологические процессы без замены и реконструкции органных структур. В отличие от тканевой инженерии, именно с этим направлением, активно развивающимся в ФМБЦ им. А. И. Бурназяна, мы связываем надежды на успех по некоторым заболеваниям.

И все-таки тканевая инженерия мочевого пузыря – это не только пионерная страница в истории медицины, но и достаточно «продвинутая» технология. По этому направлению опубликовано не так уж мало научных работ – около 656; для сравнения: тканевой инженерии трахеи посвящено 313 публикаций, зуба – 660, кости – 12 756.

С момента первого опыта, осуществленного Э. Аталой, прошло почти полтора десятка лет.

С момента первого опыта, осуществленного Э. Аталой, прошло почти полтора десятка лет.

И не так давно – в марте 2010 г. – стартовало прецедентное клиническое исследование (идентификатор – NCT01087697) по протоколу Tengion, который предусматривает графтинг тканеинженерного мочевого пузыря (кондуита), изготовленного из полимерной матрицы (скаффолда) и гладкомышечных клеток реципиента (полученных из жировой ткани), пациентам после удаления органа по онкологическим показаниям (Т2N0). Исследователи рассчитывают показать безопасность методики (I фаза) у 10 (!) пациентов к 2017 г. (!). И если восторг от технологичности и реального воплощения самой идеи тканевой инженерии неоспорим, то клиническая, а тем более экономическая целесообразность остается спорной. И это особенно заметно в последние годы, когда реконструктивные операции по формированию мочевых резервуаров / кондуитов из различных отделов кишечника становятся рутинной практикой; причем некоторые из них (например, из подвздошной кишки) при соответствующей метаболической коррекции функционируют десятилетиями без значимой опасности злокачественной трансформации.

Недавно вся планета увидела фотографии проф. Э. Аталы со свеженапечатанной на «тканевом принтере» почкой. Казалось бы, чудо состоялось. Однако журналистские фейки лишь компрометируют важное направление медицины. И, несмотря на значимую публикационную активность по созданию тканеинженерных аналогов почек (1036 статей), до значимых успехов путь не близкий. Конечно, с точки зрения технологичности и колоссального объема фундаментальных наработок даже печать пластикового полимерного аналога почки, который и продемонстрировал общественности проф. Э. Атала, – это существенный шаг вперед. И тем не менее волевые организационные меры по обеспечению посмертного донорства принесут сегодня гораздо больше ощутимой пользы, особенно в странах с низким научным и недостаточным экономическим потенциалами.

Не вызывает особого оптимизма и технология создания тканеинженерной уретры: 160 статей по поисковому запросу “tissue engineering urethra” в базе PubMed.gov. Конечно же, нам приятно гордиться приоритетными работами и научными коллективами. Однако задача реанимировать так и не вышедшую в широкую практику медицинскую методику – это попытка догнать технологии четвертьвековой давности.

Помимо самой медицинской целесообразности, общие факторы также не способствуют развитию отрасли: в Евросоюзе мешает дискриминационное законодательство, а именно процедура регистрационных исследований, которая местами столь жесткая, что заставляет разработчиков обращать взоры на другие страны – не из-за боязни процедуры, а из-за того, что процесс растягивается и становится очень дорогим и малопривлекательным для инвестора. В нашей стране развитие регенеративной медицины тормозит необъяснимая многолетняя, если не сказать вечная, «недоговороспособность» чиновников от здравоохранения с экспертами в области клеточных технологий. Кроме этого, нигде еще не сформирована и не разработана эффективная экономическая модель финансирования разработки, регистрационных исследований, производства тканеинженерных продуктов. Более того, идеология тканевой инженерии подразумевает почти всегда персонифицированный сервис и «изготовление органа под заказ каждому клиенту», что имеет более чем высокую себестоимость и существенно ограничивает возможности экспансии в клиническую практику.

Безусловно, все вышесказанное не снижает фундаментального значения исследований. Подготовка квалифицированных специалистов, лабораторной, аппаратной базы для решения насущных задач медицины всегда будет иметь положительный результат – если и не по первоначально запланированному применению, то в смежных областях. Эти обстоятельства вынуждают нас быть сдержанными в своих ожиданиях".

Подписаться на новости
434
Дата: 26 мая 2015 г.
© При копировании любых материалов сайта, ссылка на источник обязательна.
Подняться вверх сайта