Поиск Кабинет

Итоги отраслевой программы «Новые клеточные технологии — медицине» — Мнения специалистов

Известно, что в некоторых странах реализуются государственные программы по изучению стволовых клеток и созданию эффективных клеточных технологий, межгосударственной гармонизации правовых аспектов в данной области. В частности, с этого года в Китае стартует программа по развитию принципов регистрации новых клеточных технологий, которые позволяли бы китайским компаниям выйти со своими разработками на западные и международные рынки. В нашей стране имеется определенный опыт реализации государственных Программ. Так, прошло около двух лет с окончания Отраслевой программы РАМН «Новые клеточные технологии – медицине», утвержденной 29 мая 2002 года на заседании президиума РАМН и рассчитанной на 8 лет. Истек достаточный срок для осмысления и анализа ее результативности: была ли она реализована в полном объеме? Какие реальные достижения принесла практическому здравоохранению – зарегистрированные технологии, препараты, изделия и др.?

Андрей Степанович Брюховецкий доктор медицинских наук, профессор Генеральный директор клиники «НейроВита» (Москва) (Записано 7 февраля 2012)

Андрей Степанович БрюховецкийБлагодарю Вас за очень важный и правильно поставленный вопрос. Очень важно оглядываться назад и осмыслить пройденный в науке путь, оценить победы и ошибки, понять причины поражений и научных удач, даже если тебе за эту научно-исследовательскую работу не платили денег и подвергали гонениям. У меня, как непосредственного специалиста участвующего в проведении этой Программы, есть огромное чувство благодарности к ее отцу-основоположнику и координатору Программы академику РАМН профессору Владимиру Никитичу Ярыгину. Спустя годы я восхищаюсь научным предвидением этого великого человека и его научной дальнозоркостью. Именно он, в отличии от большинства действительных членов РАМН и директоров крупных академических и государственных институтов, еще в конце ХХ века заговорил о регенеративной медицине как медицине будущего, увидел ее фантастический потенциал и предсказал ее победоносное шествие по миру в первой декаде ХХI века. Я очень горжусь знакомством с этим ученым и тем, что я работал под его руководством. Именно от него я впервые услышал термин «регенеративная медицина» и именно ему принадлежит основная инициатива создания и продвижения этой отраслевой программы в России. К сожалению, эта Программа не имела государственного финансирования; в связи с этим, говорить о том была ли она выполнена в полном объеме не очень правильно, да и не корректно. Нужно и можно только восхищаться организаторскими способностями координационного совета этой Программы и её научного руководителя, которые на голом энтузиазме, без финансирования смогли организовать такие масштабные исследования на частные пожертвования и используя ограниченные возможности административного ресурса.

Я не буду оценивать эффективность и продуктивность всей Программы и ее результаты, а остановлюсь только на тех итогах, к которым имею непосредственное отношение. В 2003 году в рамках данной программы я участвовал в трех проектах, связанных с применением аутогенных стволовых клеток для нейрореставрации поврежденного спинного мозга и проекте использования стволовых клеток в нейроонкологии.

Первый инновационный проект заключался в разработке и создании препарата аутогенных гемопоэтических стволовых клеток, способе его получения, криоконсервации и использовании для лечения повреждений спинного мозга (ПСМ). Второй проект Программы был достаточно амбициозен и предполагал разработку и создание уникальной (не имевшей и пока имеющей мировых аналогов) технологии тканевой инженерии спинного мозга с использование биодеградируемых биополимеров и собственных гемопоэтических стволовых и глиообонятельных клеток пациентов и попытке создания тканево-инженерной нейроэндопротезной системы и имплантацию ее человеку. Третий проект был утвержден как прикладная программа «Новые клеточные технологии в нейроонкологии». Несмотря на все трудности только к 2011 году мы завершили все три этих проекта программы. Что же на выходе?

Результатом работы первому проекту стало выполнение доклинического этапа исследований на животных с ПСМ в 2004 году и ограниченные клинические исследования с вовлечением человека у пациентов с ПСМ завершившиеся в 2005 году. Финалом работы стала официальная регистрация в Росздравнадзоре в 2005 году на 1 год первой в мире и в России новой медицинской клеточной технологии (ФС-2005/026 от 1.07.2005), которая была продлена на 2 года (ФС-2006/151) в 2006 году. Три года эта технология официально применялась в России. Было проведено более 1500 трансфузий клеточного препарата ГСК. Технология запатентована в России (Патент РФ № 2283119 от 20.03.2005) и за рубежом (Patent Application PCT/EP2006/009/008 September 15, 2006; Patent Application PCT/EP2005139565/15(044112) 19.12.2005, Patent Application PCT/EP2005/008527 29.03.2005). С 2005 года по настоящее время с использованием технологии пошли лечение более 2500 пациентов, получивших более 6000 трансфузий клеточного препарата. Не имеется ни одной рекламации или одного замечания на нанесение вреда здоровью пациентов. Доказана эффективность терапии в 61,5% случаев. Однако с 2008 года Росздравнадзор уклоняется от продления регистрации технологии и проиграл уже 5 судебных процессов по искам о неправомерности отказа в регистрации данной технологии. Высокий уровень коррупции в Росздравнадзоре и полный его непрофессионализм как на уровне специальности, так и юридический не позволяют пока широко использовать эту полностью завершенную технологию для населения страны. Если в 2005 году мы были первые, то сейчас эта технология уже применяется в 12 странах мира. Однако мы надеемся, что справедливость восторжествует и в Росздравнадзор наконец придут люди высоко профессиональные и порядочные и эта технология получит второе рождение в России.

По результатам применения данной технологии нами опубликовано 26 научных статей и проведено 24 выступления на ведущих мировых и европейских конгрессах неврологов, съездах общества клеточных трансплантологов и специалистов по регенеративной медицине, написаны 2 специализированные монографии. Результаты этой работы были доложены и общепризнаны на расширенном заседании International Association of Neurorestoratology (IANR), American Society for Neural Therapy (ASNTR) и Global Colledge of neuroprotection & neuroregeneration (gcnn) и опубликованы в Руководстве по нейрореставрологии (2011). Наивысшую общественную оценку данная работа получила в специализированном американском журнале для инвалидов - PN (Paraplegia news, 2005, Vol. 59: 17-23). И эта оценка инвалидов из более чем 30 стран мира стоит гораздо дороже любых оценок нерадивых чиновников и администраторов от медицины.

Результатом применения технологии тканевой инженерии спинного мозга было завершение в 2011 году у 48 пациентов с тяжелыми ПСМ 51 реконструктивно- восстановительной операции по реставрации тяжелых повреждений спинного мозга (более 50% поперечника спинного мозга и до 2 сегментов СМ по длиннику) и 2 пациентов с полным анатомическим перерывом СМ. Была разработана уникальная (не имеющая мировых аналогов) технология нейрореставрации ПСМ с использованием отечественного биополимерного матрикса «СфероГель» (Патент РФ №2249462 от 21.08.2003), биодеградируемой полимерной мембраны ЭластоПОБ и собственных глиообонятельных клеток, нейральных и гемопоэтических стволовых клеток из которых была создана нейроэндопротезная системы (Патент РФ №2394593 от 25.09.2008, Patent Application PCT/RU2009/000067 13.02.2009). В течение 8 лет мы наблюдали за этими пациентами, каждые 3 месяца вызывая их на контрольные осмотры. Можете себе представить как мы рисковали, оперируя на СМ и имплантируя в него тканево-инженерный эндопротез, когда вся нейрохирургическая общественность страны изображала свое негативное отношение к нашей работе! Любая ошибка могла стоить тюрьмы и запрета на дальнейшее развитие тканевой инженерии в стране. Но мы победили. Наши результаты признали ведущие нейрохирурги, неврологи и реаниматологи Швейцарии, Италии и США (имеются положительные отзывы). Все пациенты живы и здоровы и большинство из них существенно изменили качество жизни и самообслуживания. Мы доказали возможность реставрации поврежденного СМ и его регенерации. Кстати, универсальный матрикс «СфероГель» и биополимерная мембрана, получили официальное разрешение в клиническому применению как медицинские изделия для имплантации человеку (Композиция гетерогенного имплантируемого геля, Сертификат соответствия № POCC RU. ИМ15. В01533, Рег. удостоверение № ФС 01032006/5580-06; Мембрана имплантируемая биополимерная, Сертификат соответствия № POCC RU. ИМ15.В01533 Рег. удостоверение № ФС 01032006/5581-06). Результаты этой работы доложены на американском конгрессе Всемирного общества TERMIS в 2009 , 2010, 2011 годах, на европейских (2006, 2007, 2009 годах) и всемирном конгрессе неврологов в 2011 году. Опубликовано 26 научных статей, защищено 2 кандидатские диссертации, вышла в свет монография «Травма спинного мозга: клеточные технологии в лечении и реабилитации», 2010, 341 с. Результаты нашей работы были доложены в Университете Майями ( США) в международной организации лечения спинальных больных «Проект Маями» и в настоящее время рассматривается вопрос о возможной инстоляции этой технологии в США. Большой интерес эта работа вызвала у специалистов Министерства Обороны США и представителей Института регенеративной медицины Wake Forest University после её представления на международном форуме TERMIS 2011 в Вашингтоне и работу предложено продолжить совместно с американскими учеными и военными (документация к дальнейшим исследованиям находится в стадии подписания). Мы понимаем, что это путь необратимого трансфера технологии за рубеж, но если она не нужна в России, пусть ей будут пользоваться другие люди. В регистрации этой технологии в России нам было дважды отказано из-за её якобы не безопасности и не эффективности. При этом 2 пациента после этих операций восстановили самостоятельную ходьбу, у 15 пациентов восстановилась функция тазовых органов, у 12 - восстановилась чувствительность и т.д. Несмотря на то, что имеется 2 судебных решения о неправомерности отказа в регистрации этих технологий, судебные решения Росздравнадзором игнорируются и не выполняются.

Очень интересная судьба ожидала наш третий проект по нейроонкологии. Мы никак не могли найти внебюджетных средств для проведения доклинических испытаний предложенной нами концепции циторегуляторной терапии опухолей. Но в течении последних 6 лет мы сумели организовать и оплатить исследования из собственных средств и пожертвований и к 2011 году мы завершили все начатые в 2003 году работы по экспериментальному моделированию циторегуляторной терапии глиальных опухолей с использованием индуцированных мультипотентных стволовых клеток. Итоговый отчет этой работы был переработан, предложена новая концепция терапии опухолей. По результатом этой работы была издана монография («Клеточные технологии в нейроонкологии: циторегуляторная терапия глиальных опухолей головного мозга» М, РОНЦ, 2001: 736). По материалам отчетов было опубликовано 20 научных статей и публикаций. Несмотря на то, что эта работа так пока и не вышла на клиническую фазу она имеет важное методологическое значение. Ученый Совет ФГБУ РОНЦ РАМН им. Н.Н. Блохина и ведущие онкологи страны (академик РАН профессор М.Р. Лечиницер и профессор З.Г. Кадагидзе) поддержали идею ограниченных клинических испытаний циторегуляторной терапии опухолей, но порекомендовали доработать протокол клинических исследований и мы надеемся, что в скором времени, мы сможем выйти на клинические испытания. Эту работу поддержали ведущие специалисты Департамента иммунологии Иллиноиского Университета и предложили разработать совместную программу научных исследований и клинических испытаний. Данная технология запатентована в России (Патент РФ № 2336901 от 10.08.2007; Патент РФ № 2428475 от 30.12.2008) и имеет международный патентный приоритет (Patent Application PCT/RU2009/000424 20.08.2009).

Мы описали только наши основные достижения только в трех программах, которые мы вели в рамках данной отраслевой Программы. О нашей работе в средствах массовой информации вышло 14 телерепортажей, напечатано 64 популярные статьи в газетах 16 стран мира. Мне кажется, что не каждая финансируемая государством программа способна отчитаться подобными результатами только по одному из своих разделов. Оглядываясь назад, следует отметить большую интегрирующую роль данной Программы в российской медицинской науке и ее важное значение в постановке инновационных задач в рождающейся регенеративной медицине на этапе первого десятилетия ХХI века. К сожалению получить признание в своем Отечестве было очень трудно всегда и разработка инноваций в нашей стране дело очень не благодарное и не почетное. Нас замечают, где угодно, но только не у себя на Родине. Очень обидно, что модернизацией нашего Министерства здравоохранения управляют столь не профессиональные, не дальновидные и очень корыстные люди от коррумпированности которых страдает настоящая российская наука и больные люди.

Юрий Иванович Денисов-Никольский академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор НИ УМЦ БМТ (Москва) (Записано 16 октября 2012)

Юрий Иванович Денисов-НикольскийНесмотря на то, что в настоящее время получены определенные результаты в использовании клеточных технологий в клинической практике, остается нерешенным ряд научных, методических и организационных проблем, без чего невозможно внедрение таких технологий в практическое здравоохранение. Решить эти проблемы призван разработанный Минздравсоцразвития России проект федерального закона "О биомедицинских клеточных технологиях", который в настоящее время обсуждается научной общественностью. В результате обсуждения в проекте закона должен найти тот факт, что биомедицинские клеточные технологии клинического применения в большинстве случаев должны быть персонифицированными, т.е. направленными на лечение конкретного пациента. При этом общая тенденция развития таких технологий должна базироваться на использовании в качестве базовой платформы аутогенных клеток (плюри- и мультипотентных, дифференцированных).

Можно полагать, что Федеральный закон "О биомедицинских клеточных технологиях" позволит четко регулировать отношения, возникающие в связи с разработкой, доклиническими исследованиями, экспертизой, государственной регистрацией биомедицинских клеточных технологий, клиническими исследованиями, экспертизой, производством и хранением применяемых в России клеточных продуктов.

Владимир Александрович Козлов академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор НИИ клинической иммунологии СО РАМН (Новосибирск) (Записано 23 апреля 2012)

Владимир Александрович КозловСоздание отраслевых программ с целью консолидации усилий ученых в области продвижения фундаментальных исследований в клиническую практику является вполне разумным и обоснованным рычагом развития перспективных направлений медицины. Относительно отраслевой программы РАМН «Новые клеточные технологии – медицине», утвержденной 29 мая 2002 года на заседании президиума РАМН, могу с сожалением констатировать, что она не коснулась Института клинической иммунологии, который, по сути, курирует и консолидирует исследования в области клеточных технологий в Сибирском отделении. Поскольку наш Институт не был включен в список НИИ, выполнявших Программу и получавших дополнительное финансирование, нам трудно что-либо сказать и в плане эффективности данной Программы.

Широкое обсуждение законопроекта по клеточным технологиям, не мой взгляд не было ограничено участниками данной отраслевой Программы. Вклад данной отраслевой Программы в регистрацию (в Росздравнадзоре) первых клеточных технологий также представляется сомнительным. Более того, вряд ли можно согласиться, что данная Программа привнесла какой-либо реальный вклад в практическое здравоохранение и консолидацию российских ученых в области клеточных технологий. Наверное, многое из того, что не «смогла» Программа определяется в первую очередь несовершенством юридической базы в области клеточных технологий. Тем не менее, складывается впечатление, что за личными амбициями и частными интересами мы забыли, ради чего все это затевалось.

Думаю, что отраслевые Программы нужны, однако эффективность их функционирования будет в первую очередь определяться объективностью и непредвзятостью экспертных советов, которые должны избираться научным сообществом.

 

Сергей Львович Киселев доктор биологических наук, профессор Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт» (Москва) (Записано 8 февраля 2012)

Сергей Львович КиселевВо-первых, следует отметить, что в Китае стартовала программа не по развитию принципов регистрации новых клеточных препаратов, а программа по контролю над незаконным использованием клеточных препаратов и технологий. До 1 июля 2012 г. наложен запрет на одобрение и принятие к рассмотрению каких-либо новых видов терапии на основе клеточных технологий. Это связано с тем, что в стране используется большое количество клеточных технологий, которые не являются эффективными или даже приводят к летальному исходу. Наряду с этим, те клинические исследования, которые были одобрены до настоящего момента, не прекращаются, а продолжают развиваться. В первую очередь эта кампания направлена против «медицинского туризма», поскольку китайскими клиниками по интернету предлагаются услуги по лечению любых видов заболевания, от рака и болезни Альцгеймера, до лечения травмы спинного мозга, в то время как большинство этих видов терапии не имеют какой-либо научной основы и не зарегистрированы надлежащим образом. Несомненно, это гармонизирующее решение, связано с более полным вхождением Китая в мировое цивилизованное сообщество и, я уверен, что принятая государственная программа по контролю над неразрешенными медицинскими технологиями принесет и Китаю и людям в других странах большую пользу. К странам, в которых развит «медицинский туризм» по клеточным технологиям, официально не одобренным даже в этих странах, зарубежные эксперты относят Мексику, Турцию, Индию и ….Россию.

Теперь о России и программе РАМН «Новые клеточные технологии – медицине». Парадокс уже заключается в самом названии программы – новые клеточные технологии. Возникает ощущение, что были старые клеточные технологии. Конечно, к этому времени в мире уже существовали клеточные технологии, клетки млекопитающих использовались для производства лекарственных средств, активно шли трансплантации клеток костного мозга. В 2002 году в России это отсутствовало, впрочем, и через 10 лет ситуация выглядит не менее плачевно. На этом фоне принимается Программа по развитию технологий завтрашнего дня. Надо сказать, что в отличие от Советского Союза, вспомните атомный или космический проекты, Россия еще не имеет опыта реализации государственных наукоемких программ. К сожалению, Программа, принятая в 2002 году, хотя и была своевременной, но была не государственной, а узковедомственной, что и предопределило ее судьбу. Ее принятие в 2002 году привело к значительным как положительным, так и отрицательным результатам. Одним из основных положительных результатов было и является то, что слова «стволовые клетки» и «клеточные технологии» вошли в лексикон и до сих пор вызывают большой интерес. В рамках программы произошло объединение исследователей, работающих в сфере клеточных технологий, появился ряд журналов, посвященных клеточным технологиям и тканевой инженерии, по нескольку раз в год проводятся конференции, посвященные клеточным технологиям. Клеточные технологии были включены в перечень Правительства как критические технологии и остаются там до сих пор, а Роснано считает клеточные технологии одним из приоритетов биомедицины. Понемногу, на ощупь, стала формироваться нормативная база по испытаниям и применению клеточных технологий, целый ряд учреждений получил лицензии на их использование или проведение клинических испытаний. По существу, в России стал формироваться некий фундамент для начала исследований в этой области. К сожалению, Программа не была поддержана на государственном уровне, не были созданы сходные программы в учреждениях РАН, отсутствовало координированное взаимодействие между государством, медицинскими и научными учреждениями России. Следствие этого явилось то, что очень скоро, оставаясь de juro, Программа перестала работать de facto. В тоже время, подстегиваемый зарубежными достижениями интерес к клеточным технологиям не угас, а разгорелся с новой силой, но уже в медицинских организациях различного уровня. При этом, в связи с отсутствием квалифицированных кадров и финансовых возможностей проводить нормальные исследования, осуществлялся скачок от текста, прочитанного в зарубежном научном, или, еще хуже, российском популярном издании к человеку, пациенту. Несомненно, это дешевле и быстрее, чем тратить многие годы и средства на подтверждение безопасности и эффективности технологии. Вероятно, на сегодняшний день, на одну зарегистрированную технологию приходится десяток-два нелегальных. Однако, это скорее не недостаток Программы как таковой, а отсутствие государственной политики по эффективному и цивилизованному развитию технологий, в том числе и на основе клеток человека.

Возвращаясь к Китаю, хочется напомнить недавние события, которые происходили там в автоиндустрии. Еще 3 года назад сотни, если не тысячи мелких компаний изготавливали китайские автомобили, а весь мир смотрел на них с пренебрежением. Сегодня в Китае функционируют несколько крупных предприятий, продукция которых активно завоевывает все страны мира. Уверен, что введя жесткий контроль за не сертифицированными клеточными технологиями и даже не изменяя правила их регистрации, Китай в скором времени станет лидером по их использованию.

Георгий Петрович Пинаев доктор биологических наук, профессор Институт цитологии РАН (Санкт-Петербург) (Записано 10 февраля 2012)

В связи с тем, что наш Институт не является медицинским учреждением мы не располагаем информацией о ходе выполнения данной программы и обо всех деталях и трудностях ее развития. Тем не менее, ее реализация должна была способствовать более интенсивному внедрения уже разработанных и разрабатываемых клеточных технологий в клиническую практику.

Программа действительно способствовала развитию работ по созданию новых клеточных технологий, чему свидетельствуют наши контакты с целым рядом исследовательских лабораторий из разных городов России, но их реального применения в практическом здравоохранении до сих пор не произошло.

С моей точки зрения это не вина Программы, а результат отсутствия разумно организованной системы последовательной оценки разработанных клеточных технологий и клеточных продуктов, их испытаний, регистрации, производства и правил практического применения. Чрезвычайно важным также является узаконенное обеспечение производителей исходным клеточным материалом и государственное финансовое обеспечение приобретения медицинскими учреждениями готовых клеточных продуктов и осуществления терапии поврежденных органов и тканей. Все это должен был бы обеспечить Федеральный закон о биомедицинских клеточных технологиях. Те варианты этого Закона, которые были присланы на общее рассмотрение, изобиловали большим числом неточностей, ошибок и во многих случаях отсутствием понимания сути процесса разработок, исследований, испытания, производства и применения готовых изделий.

Без всякого сомнения, отсутствие четкого законодательства является основной причиной сдерживания развития разработок и применения клеточных технологий в медицинской практике в настоящее время и будет препятствовать развитию этой области науки в нашей стране в будущем.

Вадим Сергеевич Репин Член-корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, профессор ГУ НИИ общей патологии и патофизиологии РАМН (Москва) (Записано 15 февраля 2012)

Вадим Сергеевич РепинПрошедшее время и накопленный опыт показали, что спешка с бумажной регламентацией эмбриональных и взрослых мультипотентых клеток была неразумна, поскольку базисный фундамент знаний в этой области экспоненциально нарастал. Именно накопление научных знаний показало, что диссоциированые суспензионные плюрипотентные клетки и 2D культуры из взрослых и эмбриональных тканей являются лишь надежно охарактеризованным сырьем для следующего круга технологий. Банки таких клеток трудно использовать для последующей клеточной терапии из-за аллогенности материала. Пока не очень видно, как этот барьер удастся преодолевать в ближайшем будущем для терапии. Пока научно не решен этот глобальный вопрос регламентировать ЭСК-/МСК-разработки неразумно. Момент стандартизаций еще не настал. Нужно время, чтобы создать надежные технологии. Явно, что время министерских регламентаций в эту область не пришло.

Владимир Никитич Ярыгин академик РАМН, доктор медицинских наук, профессор Российского государственного медицинского университета (Москва) (Записано 16 ноября 2012)

Владимир Никитич ЯрыгинОтмечу, что указанная Программа создавалась по принципу инициативно-целевого, а не традиционного программно-целевого планирования, что означало отсутствие какого-либо централизованного финансирования (например, бюджетного, в частности, через Президиум РАМН).

В целях реализации названной Программы и в соответствии с пунктом Постановления Президиума РАМН (29.05.2002) был создан Научно-консультативный совет, включающий ведущих специалистов из учреждений РАН, РАМН, Минздравсоцразвития РФ и др. ведомств. В числе главных задач на тот исторический период мыслились: а) инвентаризация научных коллективов и ученых, работающих в направлении биомедицинских клеточных технологий, причем как в России, так и в странах СНГ; б) создание реальных условий для обмена мнениями лиц, работающих в указанном направлении.

Нетрудно видеть, что некоторые пути решения двух обозначенных задач во многом совпадают. В целях активизации и оптимизации исследований по Отраслевой программе «Новые клеточные технологии-медицине», а также решения первоочередных задач на базе Российского государственного медицинского университета ежегодно (последняя декада мая) стали проводиться Всероссийские с международным участием (в основном, Украина, Казахстан, Белоруссия) конференции на приемлемых (в том числе материально-финансовых) условиях с публикацией материалов. Всего было проведено 7 конференций (последняя состоялась в 2007 г., но конференция 2008 г. была фактически подготовлена). Все они привлекали большое число участников. К 5-6 конференциям состав участников стал достаточно стабильным: регулярными участниками конференций были представители научных коллективов Сибири, Санкт-Петербурга и др. регионов РФ. На конференциях докладывались и обсуждались материалы, характеризующие стволовые и прогениторные клетки-предшественницы из разных источников, а также экспериментальных исследований (формат доклиники). Сообщения об опыте использования биомедицинских клеточных технологий в клинической практике были редкостью, а докладываемые материалы были получены, главным образом, в исследованиях пилотного характера, не требующих соответствующих согласований с уполномоченными вышестоящими инстанциями (в частности, с Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития России).

В связи со сменой руководства РГМУ проведение названной конференции на базе ВУЗа стало проблематичным. Тем не менее, в октябре 2011 года удалось провести Всероссийскую конференцию «Регенеративная биология и регенеративная медицина» на базе НИИ морфологии человека РАМН, которая вызвала значительный интерес, привлекла большое число участников и, в целом, получила положительную оценку биомедицинской общественности, интересующейся соответствующими проблемами.

Вместе с тем, ряд научных коллективов избрал собственные траектории развития, отдавая приоритеты аутогенным, фетальным клеткам, стволовым клеткам пуповинной крови и др. В этом не было бы ничего плохого, если бы не возникла тенденция блокировать развитие исследований по др. траекториям, причем иногда с попыткой привлечения реального «административного ресурса» и с использованием межведомственных барьеров. Еще один эффективный способ активизации и оптимизации исследований по программе «Новые клеточные технологии-медицине» состоял в открытии на паритетных началах Президиумом РАМН и частным лицом (Д.В. Гольдштейн) научного журнала «Клеточные технологии в биологии и медицине», практически сразу же вошедшего в известный список ВАК и переводимый на английский язык с распространением англоязычной версии за рубежом издательством Springer со значением импакт-фактора в 2008-2009 гг 0,49. Динамика названного показателя на настоящий момент не может быть конкретно (цифрами) охарактеризована.

Деятельность соответствующего СНК и, следовательно, ход реализации Отраслевой программы РАМН «Новые клеточные технологии-медицине» были обсуждены на заседании Президиума РАМН в 2005 году, в Постановлении которого отмечается сохраняющаяся актуальность проблемы разработки и внедрения клеточных технологий, а также необходимость в целях совершенствования процесса научно-практических разработок в области клеточных технологий на основе стволовых и прогениторных клеток организовать на основе соответствующих подразделений РГМУ (В.Н. Ярыгин), ММА им. И.М. Сеченова (М.А. Пальцев), ГУНЦАГП РАМН (В.И. Кулаков) постоянно действующий семинар, а в целях оптимизации научных разработок и оказания практической помощи коллективам, работающим в области клеточных технологий регенераторной медицины, создать референсную базу на основе соответствующих подразделений РГМУ (В.Н. Ярыгин), ММА им. И.М. Сеченова (М.А. Пальцев), ГУНЦАГП РАМН (В.И. Кулаков), НИИ ЭМ ЮЗО РАМН (Б.И. Ткаченко), одобрить практику проведения Всероссийских конференций «Стволовые клетки и перспектива их использования в здравоохранении», а академику РАН и РАМН М.А. Пальцеву и академику РАМН В.Н. Ярыгину проработать вопрос об учреждении научного общества, объединяющего работающих в области клеточных технологий в интересах медицины и здравоохранения.

В связи со сменой Президента и руководства президиума РАМН интерес к Отраслевой программе «Новые клеточные технологии-медицине» снизился (во всяком случае, пункты о постоянно действующем семинаре и создании референсной базы «повисли в воздухе»), хотя соответствующая тематика признана на национальном уровне важной и приоритетной, поскольку биомедицинские клеточные технологии включены в перечень «критических технологий» (указы Президента РФ № ПР-842 и 843 от 21.05.2006 и распоряжение Правительства РФ № 1243-Р от 25.08.2008).

В 2010 году в связи с истечением срока действия Отраслевой программы РАМН «Новые клеточные технологии-медицине» мною было подготовлено на имя Президента РАМН академика М.И. Давыдова, главного ученого секретаря РАМН академика РАМН А.М. Сточика и академика-секретаря ОМБН РАМН академика РАМН С.В. Грачева письмо-отчет о проделанной в рамках программы работе, которое и было передано адресатам. Какой бы то ни было реакции на письмо-отчет не последовало: судьба письма-отчета мне неизвестна.

В сентябре 2008 года мною сделано краткое сообщение на тему о биомедицинских клеточных технологий на заседании Правительственной комиссии по инновационным технологиям, результатом чего (как я предполагаю) был ряд поручений правительства РФ в адрес Минздравсоцразвития России, центральным среди которых было поручение проработать вопрос о Федеральном законе с условным названием «О применении в практической медицине биомедицинских клеточных технологий». В целях организации работы по данному закону (на стадии законопроекта) Министром здравоохранения и социального развития РФ был издан приказ о создании соответствующей комиссии, одним из членов которой являюсь я.

Подписаться на новости
535
Дата: 17 декабря 2012 г.
© При копировании любых материалов сайта, ссылка на источник обязательна.
Подняться вверх сайта