Поиск Кабинет

Интервью с профессором Алехандро Мадригалом и профессором Мануэлем Фернадезом

15 апреля в Москве под эгидой Института стволовых клеток человека и Гемабанка состоялся IV Ежегодный Международный симпозиум «Актуальные вопросы клеточных технологий», который в этом году был посвящен аспектам практического использования стволовых клеток пуповинной крови. В рамках Симпозиума состоялись лекции Президента европейской группы трансплантации костного мозга (EBMT, European Group for Blood and Marrow Transplantation) профессора Алехандро Мадригала (Великобритания) и известного онкогематолога Мануэля Фернандеза (Испания). После основного заседания Симпозиума коллеги любезно согласились ответить на несколько вопросов, связанных с перспективами создания российского регистра доноров костного мозга и пуповинной крови.

- Глубокоуважаемые господа, во-первых, разрешите Вам поблагодарить за то, что Вы нашли время и сочли возможным посетить наш Симпозиум. Мы каждый год проводим такие научные мероприятия, но вопросам онкогематологии мы его посвятили в первый раз. Вы являетесь признанными специалистами высокого класса. Почему вы согласились приехать и выступить с лекциями?

А.Мадригал

- Пожалуй, главной причиной является то, что я считаю что Россия (и не только Москва и Санкт-Петербург) должна сыграть важную роль в создании национального банка донорских образцов пуповинной крови и программы для доноров крови и костного мозга. Я также считаю, что Россия располагает большим количеством выдающихся докторов, клиницистов и молодых врачей, студентов, которым нужно больше интегрироваться в Европу. И как президент EBMT, я чувствую себя ответственным, или даже заинтересованным в том, чтобы Россия сделала более значительный вклад в мировой объем донорских образцов в виде участия в общем регистре.

- Россия – большая страна, и всего в двух-трех городах имеется возможность выполнять трансплантационное лечение онкогематологических пациентов. Возможно ли каким-то образом, может быть применяя европейский опыт, побороть эту ситуацию.

А.Мадригал

–О да! Большая страна с огромным населением. Сколько миллионов живёт в России?

-143 миллиона.

А.Мадригал

- Скорее всего, у вас будет от 4000 до 8000 пациентов в год, которым требуется трансплантация, и, к сожалению, у вас нет программы, которая бы удовлетворяла эти запросы. Москва и Санкт-Петербург играют крайне важную роль; однако, число проведённых в них трансплантаций крайне мало. Население России также состоит из большого числа различных этнических групп. Найти доноров для большинства из этих пациентов не представится возможным до тех пор, пока не будет создана программа по подбору аллогенных доноров. Кроме того, таким образом вы также снизите стоимость самой трансплантации, т.к. не придется осуществлять сложный подбор в зарубежном регистре!

- Скажите, исходя из европейского опыта, инициатива создания такой программы должна принадлежать государству или частным компаниям? Кто может и должен возглавлять программу создания национального регистра?

А.Мадригал

- Фонд Энтони Нолана, который я представляю, работает на благотворительной основе. Он был первым в этой области. Так или иначе, если вы действительно хотите вырасти в национальном масштабе, вам следует привлечь всех – государство, различные профессиональные сообщества, учебные и медицинские заведения, общество в целом. Следует также просвещать молодых людей, с раннего возраста приучать их к необходимости быть альтруистом, готовности стать донорами. В Англии у нас сейчас есть программа совместно с Министерством образования заключающаяся в том, что мы приучаем детей с раннего возраста к готовности безвозмездного донорства, таким образом, мы формируем национальное самосознание на долгосрочную перспективу.

- Очевидно, что имеет значение экономическое состояние общества и его социальные особенности. Если основная часть населения живёт бедно, то сложно рассчитывать на безвозмездное донорство или развитие высоких технологий. Мы можем пытаться формировать соответствующее информационное поле, обосновывать целесообразность каких либо решений, но реализация их состоится не раньше, чем общество «созреет» и экономически и ментально. Так ли это?

А.Мадригал

- Да, это долгий процесс. Требуется время, чтобы обучить специалистов, чтобы организовать банк и регистр пуповинной крови. Но у нас есть примеры. Такая страна, как, скажем, Бразилия, которая сама по себе не очень экономически развитая, и всё же, за последние 5 лет смогла увеличить свой фонд до 1 300 000 доноров. И всё потому, что она проводила эту политику в национальных масштабах: соответствующие фонды и государство привлекали людей, выделяли на это средства. Китай с его огромным населением и этническим разнообразием также сформировал большой фонд.

Для меня одной из самых удивительных черт человеческой натуры является его склонность к альтруизму – черта которая есть у каждого – попытаться спасти чью-либо жизнь, вне зависимости от страны. Поэтому России следует создать собственную основательную программу по банкированию пуповинной крови.

М. Фернандез

- Я хотел бы добавить, что следует решить создать национальную базу данных (регистр) и эта база данных может быть создана Министерством здравоохранения или частной организацией. Для начала, должна быть структура или частная компания, желающая создать и финансировать базу данных, и это мероприятие двухступенчатое. Первый шаг – это убедить население в том, что они должны стать добровольцами, а для этого необходима пропаганда и образование. Пропаганда эффективна в краткосрочном плане; образование – в долгосрочном. С помощью пропаганды и образования следует подвигать людей, подстёгивать их желание стать добровольным донором. Сохраненные образцы пуповинной крови или костного мозга не обязательно использовать сразу. Они могут быть криоконсервированы. Криохранение образцов – это достаточно недорогая процедура. Вы отсылаете информацию об образце крови и слюны в банк данных – и вот у вас есть донор в вашем регистре. Задача в том чтобы создать готовую к использованию электронную базу данных с соответствующим программным обеспечением, и эффективно применять инструменты пропаганды, эффективный в краткосрочном периоде, а в отношение долгосрочной перспективы - применять образовательные программы в школах. Проблема в том, что образование на школьном уровне достаточно примитивно. Я склонен считать, что очень важно начать продвижение идеи о регистре с применением пропаганды – путём сотрудничества со звёздами, спортсменами, СМИ, правительством и координировать совместные действия по убеждению широких масс в том, что предоставление донорских образцов в случае, скажем, аварии на ядерном объекте или при любой другой чрезвычайной ситуации, способствует всеобщей безопасности. Граждане должны знать, что это даёт возможность не только стать донором для самого себя, но и для члена семьи, соседей и др. Такие аргументы достаточно понятны для всех.

Помимо привлечения добровольных доноров, существуют некоторые вещи, которые придётся делать параллельно, и это связано с необходимостью создания национального банка пуповинной крови. Причём стандарты процессинга этого материала нигде особо не прописаны. Убедить людей сдавать пуповинную кровь очень просто и может быть сделано без особых затрат – достаточно дать женщине возможность проявить щедрость. Важно собирать ее в областях с разнообразным этническим населением. Возможно, будет достаточно иметь, скажем, 60 тысяч доноров на каждые 100 миллионов населения.

- Есть еще одна проблема – инертность врачей. Мы столкнулись с этим при приглашении коллег со всей страны на наш Симпозиум, многие выставляли особые условия прежде чем согласиться приехать. Как преодолеть эту проблему? В сознании коллег очень часто нет желания к развитию.

А. Мадигал

- Люди хотят иметь весомый статус в обществе. Каждый желает быть директором, президентом, председателем, но раз мы так думаем, а это в природе человека, то необходимо осознавать, что есть некоторые вещи, которые нужно для этого сделать. Для начала, например, организовать активно функционирующее российское сообщество по трансплантации костного мозга или гемопоэтических клеток. К примеру, в Англии, да и в Испании, есть такие сообщества. В Англии оно называется «Британское сообщество по трансплантации костного мозга» - и там есть должность президента, почётного донора и т.д. Поэтому люди туда идут – они хотят быть частью этого большого дела.

М. Фернандез

- Ещё одним моментом является то, как именно инвестировать средства, организовывать или хотя бы, каким образом пытаться организовывать национальный банк пуповинной крови, какие шаги должны быть предприняты для того, чтобы достигнуть этой цели. Я размышлял о Симпозиуме и пришёл к мнению, что всё прошло хорошо, но что же мы должны сделать прямо сейчас, чтобы претворить наши правильные идеи в жизнь? Мы можем много болтать, но от этого дело не сдвинется с места. Лично я бы взял профессора Б.В. Афанасьева, А.А. Исаева, О.Т. Тюмину, Министра здравоохранения, усадил бы их за один стол и сказал: «Ну, что будем делать?». Проговорил бы план действий: A-B-C – краткосрочные, среднесрочные, долгосрочные планы.

- Прошу прощения, я перебью. Мы позвали на симпозиум Министра здравоохранения, её заместителей. Никто не пришёл. Никто не позвонил. Никто не отреагировал вообще. Получается, что государству это не нужно.

М. Фернандез

- Это процесс…

- Какие из докладов на Симпозиуме произвели на Вас наибольшее впечатление?

М. Фернандез

- Неудачным моментом было то, что были докладчики, выступления которых не отличалось профессионализмом. К примеру, доклад на тему лечения шизофрении… Когда зачитывался тот доклад профессор Т. Тонн ушёл со своего места, Э. Глюкман начала терять терпение, да и собравшиеся, в целом, были немного озадачены. Однако, в целом на Симпозиуме был целый ряд крайне хороших докладов.

- Уважаемые господа, позвольте поблагодарить Вас за эту беседу!

Подписаться на новости
413
Дата: 20 июня 2011 г.
© При копировании любых материалов сайта, ссылка на источник обязательна.
Подняться вверх сайта