Поиск Кабинет

"...Бен Бест подробно описал свой первый опыт криоконсервации тела в 2001 году в Торонто. Невзрачный человек с неподвижным взглядом оказался прекрасным рассказчиком... Поговаривали, что он заморозили тела двух своих умерших жен и матери. Причем делал это сам".

Из книги Елены Кокуриной «Бессмертные. О тех, кто приблизился к разгадке тайны» 

 

МЫ НЕ МОЖЕМ ОТКАЗАТЬ.

Беседа с Игорем Артюховым,

научным директором компании, занимающейся криосохранением тел, органов и тканей умерших

 

- Вот смотрите, говорят, что крионика – это такой легкий способ отъема денег у населения. Шарлатанский на самом деле.

- Нет. Смотря, что подразумевать, - возразил я.

- Чтобы ни подразумевать. Ни одна из четырех существующих в мире фирм (сейчас четвертая появилась – Осирис) не работает пока в прибыль. А ведь ни один уважающий себя шарлатан, никогда не будет заниматься делом, которое не приносит деньги. – говорит Валерия.

  Генеральный директор единственной российской компании, занимающейся криоконсервированием тел и органов усопших работает за компьютером в своем небогатом офисе, словно пришедшем из 90-х годов. Офис расположенный в грудной клетке старой Москвы – в Замоскворечье.

 Наша беседа с научным директором этой компании - Игорем Артюховым проходит в той же комнате, где работает и Генеральный директор - Удалова (Киянова, Ильина) Валерия Викторовна (псевдоним - Виктория Прайд), поэтому она иногда не сдерживается и азартно встревает в разговор. Очевидно, что они оба искренне переживают за свое общее дело.

 На входе меня переобули; выдали тапки казарменного типа из черной резины. Я согласился на растворимый кофе.

- Шарлатаны бывают разные. Но вопрос не в этом. Что же заложено в научную составляющую ваших заявок на финансирование проектов, которые вы хотели бы развивать? Какая идея? Не хранение же трупов?

- Мы несколько раз подавали заявки на научные исследования, потому что хранение худо-бедно как-то идет, но на научные исследования денег не остается. Было у нас одно исследование, которое провел Юрий Пичугин*. Он выполнил очень интересную работу совместно с Институтом биофизики клетки в Пущино; работа была посвящена нейротоксичности криопротекторов. Но деньги кончились (мы оплачивали исследование из своих средств) и работа повисла.

*Пичугин Юрий Игоревич (1951) – российский и американский химик, криобиолог. В 1975 г. открыто вышел из комсомольской организации в знак протеста против игнорирования Коммунистической партией СССР проблемы бессмертия человека и решил посвятить свою жизнь достижению бессмертия посредством крионики. В конце первого десятилетия текущего века Ю.И. Пичугина произошли изменения в мировоззрении: он разочаровался в организации современной крионики и в потенциале человечества в целом. В настоящее время пишет книгу «Земля – планета дикарей?» и очерки о природе сознания. http://www.kriorus.ru/sotrudniki

- То есть, Вы решаете совершенно конкретные задачи – криопротекция, ее варианты, режимы… Мы можем сказать: «ребята, вот есть совершенно конкретная задача в рамках крионики, которую нужно решать научными методами»?

- Конкретная задача? Пожалуйста: Фонд перспективных исследований Минобороны (на самом деле Фонд напрямую не подчиняется Министерству обороны, его статус и деятельность регулируются отдельным Федеральным Законом - ГиК) захотел разработать методику криоконсервации органов. – Валерия хочет рассказать о неудачном опыте подачи заявки на грант. - Их мотивация понятна, во время боевых действий остается много «запчастей», чтобы их в дело пустить следует разработать технику криоконсервации.

- Разве она не разработана?

- Нет. Сейчас максимальный рекорд - это почка кролика. – разводит руками Игорь Артюхов.

- Подождите, но транспортируют же органы?

- Да, но не после долговременного хранения. По идее, это должно быть после неограниченно долгого хранения. Такая технология позволила бы создать глобальные криобанки органов.

- Нынешние протоколы криопротекции для органной трансплантации на какой период позволяют сохранять органы?

- Пара дней.

- Это даже не криопротекция, а просто транспортировка органа от места получения до места операции. За это время невозможно даже толком определить совместимость. – подтверждает Генеральный директор.

- Ну как-то это делается.

- Вот именно «как-то». Не успевают проверить на все инфекции, и бывают случаи, когда, например, пациенту пересаживают почку и потом он через какое-то время умирает от бешенства.

- «Не так редко» или это один такой случай?

- С бешенством – один. Но в принципе инфекции не так редко передаются.

- Есть какая-то статистика?

- У меня нет, но я просто знаю.

- Они именно передаются или они манифестируют в связи с иммуносупрессией в послеоперационном периоде?

- Не берусь сказать… - Игорь задумался. - В любом случае, проверить орган за короткое время невозможно; невозможно толком подготовить реципиента к неожиданной операции и соответственно приходится делать все это на бегу. Если бы были банки органов, то можно бы было выбирать совместимые, проверенные на все мыслимые инфекции, и спокойно, не торопясь, подготовить реципиента.

- Если я правильно понимаю, то в этом могли бы быть заинтересованы крупнейшие трансплантологические медучреждения страны. Только в Москве их не менее четырех, включая Институт им. В.И. Шумакова, НИИ им. Н.В. Склифосовского…

- С кем мы только ни общались, вот почему-то не получается никак.

- Не получается. Ок. Вы разочаровались в таком способе получения средств. Вы не нашли партнеров из академической среды с кем можно было подавать заявки совместно и это облегчило бы получение гранта? Вы ведь от самих себя подаете?

- От самих себя.

- А какое техническое, исследовательское оснащение вы показываете в заявках? Ведь для проведения работ необходимы лаборатории. 

- Лаборатории есть в Воронеже, достаточно самодельная… - мнется Игорь Валентинович. – В принципе, мы предлагали совместные работы, предлагали ЦИТО, …наверное в каких-то случаях люди боятся с нами сотрудничать.

- Мы, как известно, занимаемся другими вещами и Журнал наш посвящен другим темам, но в связи с общецарящим мракобесием,…

- Решили бороться с ним? – перебивает Игорь.

- О, нет! Совершенно не верю в позитивный исход борьбы разума над нашей журналистикой она непобедима. Я просто хотел несколько вещей больше для себя уяснить некоторые аспекты Вашей деятельности; а если кому-то из аудитории будет интересно и полезно, то очень хорошо.

- Тогда я немножко расскажу вводных данных, а Вы потом зададите вопросы.

  Итак, на мой взгляд крионика стоит на двух китах. Один кит – это криобиология; может быть даже более конкретно - крионейрофизиология. И второй кит - это футурология. Давайте рассмотрим их по очереди.

  С точки зрения футурологии, если предположить, что в будущем не будет каких-то жутких катастроф (не прилетит астероид, не случится ужасных эпидемий и войн, чего-то еще в этом роде), то, у нас впереди вечность прогресса. Даже если он будет идти не такими темпами, как сейчас, а пока он только ускоряется, то рано или поздно будет достигнут любой по сложности уровень человеческих возможностей. Будет возможно все, что мы можем себе представить, и многое из того, что мы даже представить себе не можем. К примеру, какие-нибудь Homo erectus вряд ли могли себе представить нынешнюю жизнь.

  Нельзя исключить, что в какой-то момент можно будет что-то сделать с теми людьми, которых мы сейчас считаем мертвыми. История показывает, что граница жизни и смерти постоянно отодвигалась: то за смерть принимают прекращение дыхания, то - прекращение сердцебиения; потом клиническая смерть – как бы излечимая… может быть прогресс пойдет куда-то дальше. Если исходить из этого предположения, то возникает задача – доставить «пациента» в это время, в настолько хорошем состоянии, насколько это возможно. Скажите мне где сейчас здесь логическая ошибка?

- Я пока не являюсь оппонентом.

- Но с Вашей точки зрения?

- С точки зрения формальной логики, все логично.

- А с какой не логично?

- Как только вступает в силу медицинское понимание вопроса, то нам нужна вторая составляющая – научная. А так, с точки зрения Walt Disney-сказки почему-бы и нет. Концепция развития или вектор развития нуждается в каких-то технологических наворотах, чтобы быть реализованным.

- Я крионикой так или иначе занимаюсь уже лет 20. Пока никто (хотя, наверное, это были сотни людей) мне не объяснили почему крионика это лженаука и шарлатанство. Вот ни один ничего внятного против этой логики мне внятного не сказал.

  С точки зрения развития, самосохранения, выживания и любопытства интересно посмотреть, что там будет в будущем. У меня, например, страха смерти вообще нет. Смерть я воспринимаю, как ничего; т.е. отсутствие чего-то. Этого ничего бояться странно; но я очень любопытный человек мне страшно интересно посмотреть в будущее, потому что у меня высокая степень уверенности, что скучно в будущем точно не будет. Возможно будет хорошо или плохо, но точно не будет скучно.

- Вас не смущает в Вашей работе тот факт, что фактически происходит криоконсервация покойников? Есть ли случаи в мире, когда крионировали живых после эвтаназии? 

- Если они и были, то об этом не известно. Не могу исключить того, что кто-то, где-то это сделал в тайне, но во всех странах мира кроме Швейцарии это считалось бы убийством. Я не знаю, почему таких случаев не было в Швейцарии, а если были, то почему они не описаны.

- Допустим техническую проблему заморозки-разморозки решить можно если активно ею заниматься, а как труп-то оживлять собираетесь когда наступит время «Ч»?

- Что такое смерть, вот где проходит граница между жизнью и смертью? Если человеку отрезали голову, как думаете он живой или мертвый?

- Через сколько времени?

- Сразу, через секунду?

- Через секунду - живой.

- А большинство отвечают, что уже мертвый.

- Через минуту - уже мёртвый.

- Вот как раз я считаю, когда ему отрезали голову, у него и через минуту, и через час 99% клеток еще живы, включая нейроны и они теоретически восстановимы.

- Но сроки?

- Был зафиксирован целый ряд случаев, когда удалось восстанавливать жизнь в случаях клинической смерти, даже спустя десятки минут без заметных потерь черт/свойств личности людей. Это ведь происходит при нормотермии, и через много часов при гипотермии. Есть неподтверждённые сведения (! – ГиК) о том, что какой-то (! – ГиК) японец замерз в горах, а потом через несколько дней его реанимировали. Есть совершенно достоверное описание случая, когда норвежская лыжница провалилась под лед; её вытащили через 3,5 часа. Если интересно могу найти ссылку (ссылка не предоставлена – ГиК). Естественно, кроме того, что она была утонувшая, она еще была замершая почти до 0 градусов. Её отогрели, оживили и обошлось без нарушения личностных свойств. Другой случай произошел в полярной Канаде: девочка 14 мес. ночью встала в одном подгузнике, вышла на крыльцо. Дверь захлопнулась, она поскользнулась и неизвестное время пролежала на улице. Когда мама ее обнаружила, она была как твердая доска…

- Послушайте, для Вас эти случаи являются убедительными?

- Для меня эти случаи являются убедительными в том, что граница между жизнью и смертью очень размыта.

  Теперь о том, где она можем проходить. Есть ряд исследований, в частности патоморфолога Сергея Шелега. Он исследовал изменения в головном мозге человека, которые происходят после смерти. Им установлено, что первые изменения в нейронах начинаются только часа через два. Они начинают набухать; а их аутолиз начинается ещё только через несколько часов. И это при нормотермии. А при глубокой гипотермии потребность нейронов в кислороде практически прекращается, и они остаются вполне живыми в десятки раз дольше, то есть, речь идёт уже о десятках часов или днях. Поэтому очень важно как можно быстрее охладить голову криопациента как можно ближе к 0℃.

- Давайте посмотрим текст, что он пишет, какими методами он оперирует…

В двухстраничной статье 15-летней давности [PDF] где Сергей Шелег является одним из соавторов (работа выполнена в лаборатории крупного белорусского нейропатоморфолога Михаила Константиновича Недзьведя) в модельном эксперименте, воспроизведенном в баночке с питательной средой, помещенной в термостат показана динамика деградации вырезанного от живого человека фрагмента головного мозга, примыкающего к опухоли. Всего использован материал от 3 больных. Статья не содержит указаний на электрофизиологические и биохимические данные; снабжена крайне невнятными электронограммами. Позднее, уже в США [PDF] авторы моделировали гибель мозга от нарушения кровообращения у животных. Проведены некоторые биохимические и иммуногистохимические тесты, результаты которых позволили авторам утверждать: «In conclusion, our data showed the absence of the severe apoptotic damages of the CNS neurons during the first 6 hours after cardiac arrest at room temperature”.

- Наверное нужно еще сказать о таком понятии как информационная смерть - это такая степень разрушения головного мозга, при которой его содержимое не может быть восстановлено никакими мыслимыми и немыслимыми методами. Наверное, это когда человек сгорел или кремирован, или, например, разбился в самолете. Но точной границы где проходит информационная смерть никто не знает. Соответственно есть некий континуум все ухудшающихся состояний и где на этом континууме нужно остановится и сказать дальше не имеет смысла [сохранять тела умерших], мы не знаем [как их восстановить].

- Послушайте, любое крионирование через сутки или двое после смерти уже подразумевает, что не то, что аутолитические, а гнилостные процессы происходят! Неужели это не является противопоказанием к процедуре?

- Какие гнилостные процессы? Что Вы говорите! – отвлекается от работы в компьютере Валерия Прайд. - Вы знаете как клонируют собак? У них на 5-й день берут клетки и из них клонируют.

- Мы сейчас говорим про нейроны головного мозга.

- У трупа берут костный мозг и высевают клетки.

- У нейронов действительно высокая чувствительность к кислородному голоданию, - возвращается к разговору Игорь, - как и у клеток сердечной мышцы. Зато у них хорошая переносимость к охлаждению, поэтому получается некоторая компенсация. И при 0℃ гнилостные процессы практически не идут.

  Потребность нейронов в кислороде очень сильно зависит от температуры. Есть индуцированная глубокая гипотермия, когда пациента охлаждают иногда до 8 градусов; в таких условиях делают операции на мозге без кровоснабжения в течении часов т.е. вроде бы при таких условиях должна наступить смерть мозга. Однако операции делают, и они переносятся лучше чем если бы пациенту делали наркоз. Соответственно по крайней мере, есть часы, а не минуты. …Понятно, что каждый час имеет значение, но где проходят границы жизни и смерти мы не знаем.

- Вы никогда не обсуждали это с профессионалами с точки зрения танаталогии? Есть ведь целая группа специалистов, судебных медиков, патологоанатомов, танатологов.

- Вы все говорите об одном и том же, крутясь, - не выдерживает Валерия, - а вот как бы нам биологически взять и его [труп] вылечить от смерти. Понятно же, что если есть повреждение нейронов, то обычными медицинскими технологиями мы их не вылечим! Мы можем либо надеяться на нанороботов, которые придут и будут чинить то, что нужно. Можно будет осуществить что-то на-подобие сканирования мозга, а потом в компьютере восстановить все нервные структуры умершего. А потом, возможно, напечатать на биопринтере.

Конечно, нельзя современными методами восстановить пациента сейчас; это все понимают.

Конечно, эта проблема постоянно обсуждается, - говорит Игорь Артюхов, - в основном, в США. Эти дискуссии публикуются, и сами крионисты тут вполне профессиональны.

  Возможно будет то, что мы даже представить не можем. Есть несколько сценариев. Более-менее понятно, что речь идет о десятилетиях. Если конечно современные темпы научно-технического прогресса сохранятся.

*   *   *   *

 


 

Игорь Артюхов: «У каждого должно быть право выбора. Я никого не хочу уговаривать, но донести информацию нужно. А там - сами пусть решают: если хочет сохранить свое тело, то надо человеку помочь; если нет – то, в конце концов, каждый сам хозяин своей судьбы и права на эвтаназию. Самоуничтожение тоже должно быть».

 


 

- Скажите пожалуйста, какое у Вас образование? В какой момент Вы дошли до идеи о том, что свою деятельность необходимо посвятить крионике?

- Я физтех окончил.

   В какой-то момент я прочитал, кажется в «Науке и жизни», что вот в Америке есть такие люди, которые вот заморозили некого профессора и надеяться в будущем его оживить. Конечно я про себя посмеялся над тем, какие в Америке есть идиоты. Это давно было, годы в 70-е. В то время я еще учился, а может быть уже работал в Курчатнике. Прочитал и забыл, мало ли идиотов на свете. Потом, во вторую половину 90-х я наткнулся на некий сайт, на котором речь шла о трансгуманистах и понял, что оказывается, я всю свою сознательную жизнь был трансгуманистом! С тех пор как в возрасте 10 лет прочитал Станислава Лема «Земные дневники Ийона Тихого», а там все описано – хотя и со скептицизмом по отношению к трансгуманизму. И там на этом сайте прочитал упоминания про крионику, о ней говорилось с уважением. Я вспомнил, что где-то это уже читал и решил разобраться. И когда я не поленился и разобрался, то понял, что все логично, все здраво.

- Чтобы разобраться, что Вы сделали?

- Поскольку уже был интернет, я стал искать материалы в интернете.

- Но это материалы, какой-то научный опыт, серьёзные исследования?

- Не помню уже, что, но это были сайты самих американских клинических организаций, был такой журнал “Longevity Research”, в котором публиковалось довольно много статей о крионике. Ну вот, как-то так и пошло.

- Скажите пожалуйста, если я правильно Вас понимаю, сейчас Вы занимаете позицию директора по науке?

- Да, она называется директор по науке. Но это формально, потому что пока в связи с отсутствием денег научных исследований у нас сейчас практически нет. Но я занимаюсь разработкой стратегий крионирования для конкретных случаев, составлением перфузионных растворов и т. п.

- Давайте вернемся к научной составляющей.

- Давайте. В этой связи я хотел бы, вспомнить вот что. В Комсомольской правде (есть такое солидное научное издание), был написан материал о крионике; в принципе написан хорошо, потому что все было согласовано с нами, т.е. там ляпов не было. Но редакция решила спросить другое мнение и спросила академика Е.Б. Александрова*. Было опубликовано три абзаца его «гневной отповеди», в которых допущен ряд фактических грубых ошибок. Первое: крионика - это коммерческий проект. Как мы и говорили ранее, что на крионике никто денег не зарабатывает.

[Вероятно имеется ввиду материал «Ледяное бессмертие», опубликованный в издании РБК. - ГиК] 

- Извините, может быть он под словом «коммерческий» имел ввиду, что клиент платит. Т.е.  вопрос не в заработке, а в форме отношений?

- По контексту было понятно, что шарлатаны обирают бедных-богатых и безграмотных.

- На счет безграмотности хочу еще добавить, что наши клиенты и пациенты как правило, с высшим образованием с медицинским, естественно-научным, техническим, айтишники – подключается к разговору Валерия. - Т.е. если в религиозных каких-нибудь организациях там все наоборот: чем религиозней, тем ниже уровень образования. А у нас намного выше. Вот самый первый наш криопациент был биотехнологом. Последняя, [замороженная] недавно, была профессором математики. 

- Вы обязаны сохранять анонимность, у вас есть этот пункт в договоре?

- У нас нет этого пункта, но мы сохраняем, если нет прямого разрешения.

- Ну во всяком случае самых первых мы не спросили разрешения, поэтому и не будем говорить кто это. Вот сын его, который к нам и обратился, тоже химик, работает в Швейцарии в фармакологической компании. Это я говорю к тому, - подчеркивает Игорь, -что они были образованные люди, их так просто не обманешь, таких не «разведешь».

  Вторая неточность академика Александрова была в том, что он не может себе представить физиолога, который отнесся бы к крионированию серьезно. Я хочу сказать, что каждый из нас может выйти за пределы своей компетенции и не заметить этого, и наломать дров. Вот я не сомневаюсь, что академик Александров в пределах своей отрасли очень компетентен…но в нашей области – однозначно нет.

*   *   *   *

- Немного соскочу с темы. Кейсы последнего времени, я имею виду, кейс Пэрриш, кейс Миккиарини, кейс гомеопатии и все, что журналисты вокруг этого накрутили - с общечеловеческой, общеобразовательной точки зрения, что такое? Как к этому относится вообще? Ведь как-то жили спокойно, а сейчас уже до пены спорим.

- А Вы не заметили, что общество вообще озлоблено?

- Да, но профессионалы, люди образованные, они как-то отстранены от «народных масс», а в этих случаях все в общем порыве набросились.

- Телевизор смотрят все, и воздействует он на всех одинаково. Кто-то смотрит больше, а кто-то меньше. Это результат общего идиотизма нашего телевидения.

- И журналисты, и ученые вошли в этот резонанс?

- Ученые может быть в меньшей мере, а журналисты в общем-то эту озлобленность и создают. Может быть по соцзаказу, а может быть искренне подпадая под общую тенденцию. 

- А Вы в каждом из этих случаев - Пэрриш, Маккиарини, гомеопатия - для себя выбрали какую-то сторону?  С кем Вы научный директор?

- Могу сказать, следующее. По гомеопатии я целиком на стороне комиссии, потому что она ничего не запрещает, она просто формулирует утверждение, что экспертная комиссия из достаточно квалифицированных экспертов, проработавших более полугода не смогла найти подтверждение тому, что за гомеопатией стоит какие-то научные обоснования. Все точка. Они не призывают её запрещать, даже не призывают маркировать лекарства, что они не содержат гомеопатии.

  По поводу Пэрриш. На мой взгляд её результаты интересны и правдоподобны. Не уверен, что она поступила правильно. Когда делается такой одиночный эксперимент на себе – высоки риски дискредитации всего направления. Представим себе, что она заболела раком, причем независимо от генной терапии, но тут же все направление будет скомпрометировано. Но с другой стороны, иной возможности такой эксперимент поставить не было; даже для инъекций ей пришлось выезжать в другую страну.

  Третий – Маккиарини. Он - очень своеобразная личность. Он конечно великий хирург, это однозначно. Однако, на мой взгляд, он немножко инфантилен т.е. он не очень отвечает за свои слова и действия. Он может в одно время сказать что-то одно, а потом - что-то другое, противоречащее.

  Пока он делал, работы на трупном матриксе, вроде бы у него проблем не возникало. Потом он перешёл на синтетический матрикс. У меня с самого начала сложилось впечатление, что это неоправданно. Он начал делать пересадки с синтетическим матриксом и у него пошли осложнения. Я допускаю, что он «лакировал действительность», потому что он по этой части в силу своего инфантилизма безответственный. Что ни в коем мере не отрицает того, что он выдающейся торакальный хирург, даже если кто-то погиб из-за его действий или бездействий, он спас десятки людей. Ему надо ставить памятник, а не выбрасывать его. Но я не могу судить про те обвинения, которые против него выдвигают. Я не знаю насколько они обоснованы. Всегда нужно выслушивать обе стороны, но доступ к мегафону сейчас имеет лишь одна сторона.

*   *   *   *

 


 

Валерия Прайд: «Принципиально то, что человеческая жизнь – это высшая ценность, а мы - трансгуманисты. Человек — это высшее создание природы, высшее создание вселенной если сверхценно, то тогда нужно постараться и свою и чужую жизнь любыми способами сохранить. Мы сохраняем мозг, даже если он чуть-чуть нарушен, например, после инсульта. Да мы сейчас не можем оживить человека. Но однажды, хоть 10 лет пройдет, да хоть 500, все ровно нас будут восстанавливать. За самую высшую нашу ценность – человеческую жизнь нужно бороться, так же как это делают врачи; только мы пытаемся это сделать совсем по другому».

 


  

- Есть еще пара вопросов; хочу понять правовую сторону вашего бизнеса. Как он сочетается с соблюдением законодательства? Кому вообще принадлежит с законодательной точки зрения тело умершего человека?

- Никому не принадлежит, - Валерия Прайд отодвигает клавиатуру, отпивает из бутылочки биокефира и активно включается в пояснения.

- Кто имеет право его перемещать в пространстве и куда-то перевозить?

- Тот, кто подписал документы в морге. Человек приходит в морг и говорит: «Я буду хоронить». Это может быть друг, кто угодно вообще. Конечно, есть закон «О погребении и похоронном деле», в котором все прописано. Но реалии таковы, что кто пришёл того и тело. Сотрудники морга ведь не могут установить есть ли родственники у умершего или нет. Может быть, что родственников нет. Но кто-то приходит их хоронить. [Разумеется], если есть волеизъявление умершего, его завещание (нотариально заверенное), в котором он передает свое тело в нашу компанию для проведения научных исследований, то это приоритет перед желаниями всех родственников.

- Т.е. ваша работа считается научной деятельностью и не подлежит лицензированию?

- В целом – да.

- А хранение тел? Для хранения тоже не нужна лицензия?

- Что интересно нет. Более того. известны прецеденты. Так, в медицинских университетах хранят тела для образовательного процесса.

  Был такой забавный случай во Владивостоке умер некий китаец и его друг положил тело в морозилку и долго его там хранил, пока это каким-то образом не вскрылось. Все пришли в ужас. Дело подняли против него, даже арестовали, но суд постановил, что никакой закон при этом нарушен не был. Соответственно, в отсутствии нормативных актов есть прецедентное право и соответственно мы можем ссылаться на решение суда. 

- Скажите, а Вы завещание уже написали по поводу своих тел, да? Давно?

- Да, я имею право на крионирование, как один из соучредителей, - авторитетно свидетельствует Игорь.

- Нужен ведь бюджет. Деньги нужны. Вы откладываете?

- Мы делали взносы в основной капитал и свое крионирование мы уже оплатили. На самом деле, мы свою организацию и создавали, прежде всего, для себя – для себя и для своих близких. Но, вот, к нам приходят люди и говорят: «у нас умер дедушка». Что нам делать? Мы же не можем отказать.

           

  Перед выходом на свежий февральский снег, переодел черные резиновые тапки. После ненастоящего кофе всегда остается странный привкус, ведь он только похож на настоящий кофе.

  Через несколько дней активно изучал тему в сети. Оказывается, лекции Игоря Артюхова, почти слово в слово повторяющие весь наш полуторачасовой разговор, есть в интернете. Опубликованы они были около 10 лет назад. Поэтому в настоящем тексте оставлена только половина беседы. Получается, что за целое десятилетие в понимании этой проблемы не изменилось ничего, оно застыло еще в тех формах.

 

Беседу записал Р. Деев

                                                                                     Расшифровка стенограммы: Т. Логинова

Верстка: И. Яковлев

Помощь и консультирование: А. Полешко (Минск), Ю. Петренко (Харьков)

В качестве иллюстраций использованы материалы: фото И. Артухова, телеканал НТВ; Virgile Thievenaz, Christophe Josserand, Thomas Séon. CRACK PATTERNS IN FREEZING WATER DROPS. DOI: https://doi.org/10.1103/APS.DFD.2016.GFM.P0002

 

 

Подписаться на новости
1409
Дата: 26 марта 2017 г.
© При копировании любых материалов сайта, ссылка на источник обязательна.
Подняться вверх сайта