Поиск Кабинет

Клинико-экспериментальное обоснование использования комбинированного клеточного трансплантата на основе мультипотентных мезенхимных стромальных клеток жировой ткани у пациентов с выраженным дефицитом костной ткани челюстей

Гены & Клетки: Том VII, №1, 2012 год, стр.: 97-105

 

Авторы

Алексеева И.С., Волков А.В., Кулаков А.А., Гольдшейн Д.В.

ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В ФОРМАТЕ PDF ВАМ НЕОБХОДИМО АВТОРИЗОВАТЬСЯ, ЛИБО ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

Проведено клинико-экспериментальное исследование по восстановлению костной ткани с помощью тканеинженерной конструкции на основе мультипотентных мезенхимных стромальных клеток жировой ткани и резорбируемого остеопластического матрикса. В экспериментальном исследовании показана эффективность использования трансплантата, обоснованы сроки проведения дентальной имплантации. Применение тканеинженерной конструкции позволило добиться органотипического восстановления костной ткани в области трансплантации у пациентов с выраженной атрофией альвеолярного отростка в области верхней и нижней челюстей. В рамках клинического исследования было проведено лечение 20 пациентов.

Применение стволовых клеток и тканевой инженерии в стоматологии представляет большой интерес, так как обеспечивает инновационный подход для создания материала, который может быть использован не только для воссоздания утраченных тканей, но и для обеспечения регенерации костной ткани.

Особенностью костной ткани челюстей является то, что при перераспределении или утрате функциональной нагрузки в ней быстро начинаются процессы атрофии. Удаление зубов приводит к потере костной ткани, которая происходит не только в зоне удалённого зуба, но и затрагивает около 20% объёма лунки вокруг неё [1–3]. Для предотвращения резорбции кости, лунку удаленного зуба рекомендуют заполнять костным материалом. Однако, по данным различных исследователей, при заполнении лунки костным материалом уменьшается объем кровяного сгустка, в связи с чем уменьшается и количество клеточных элементов, участвующих в начальных стадиях процесса регенерации, что и приводит к нарушению нормального развития костной ткани. «Золотым стандартом» при проведении реконструктивных операций в черепно-челюстно-лицевой области считаются аутогенные костные трансплантаты. Однако трудности получения значительного количества аутоматериала и необходимость выполнения дополнительного операционного поля существенно ограничивают их применение. В связи с тем, что использование костных материалов или их заменителей не всегда приводит к ожидаемому результату, продолжаются исследования по поиску материала, способного стать альтернативой костным аутотрансплантатам.

Идеальный имплантационный материал должен обладать преимуществами аутотрансплантата: биосовместимостью, пористой структурой, возможностью адсорбции индуктивных факторов, механической прочностью, предсказуемой и воспроизводимой скоростью деградации, возможностью 3D-моделирования его формы. Он должен поддерживать рост сосудов, быть нетоксичным, а также не слишком дорогим [4]. Решением данной проблемы может стать создание тканевых эквивалентов костной ткани (ТЭК) посредством технологий тканевой инженерии.

Восстановление костной ткани с помощью ТЭК вызывает большой интерес исследователей и клиницистов [5–11]. Мультипотентные мезенхимные стромальные клетки (ММСК) взрослого организма признаны перспективными для применения в практической медицине [12–14].

Одним из основных источников ММСК является жировая ткань. Многочисленные экспериментальные данные показывают, что трансплантация ММСК из жировой ткани, подвергшихся воздействию остеогенных индукторов, является безопасной и эффективной процедурой, способствующей органотипическому восстановлению кости [15–20].

С 2006 по 2011 г. на базе ФГУ «ЦНИИСиЧЛХ» совместно с ЗАО «РеМеТэкс» в соответствии с решением Ученого совета и разрешением Этического комитета института было проведено экспериментальное и клиническое исследование по восстановлению костной ткани с помощью тканеинженерных конструкций на основе ММСК жировой ткани.

Целью экспериментального исследования было обоснование выбора материала-носителя, изучение репаративного остеогенеза на модели критических дефектов теменных костей у взрослых кроликов при трансплантации ТЭК, оценка эффективности применения, а также обоснование сроков проведения дентальной имплантации. Одной из целей клинического исследования было обоснование выбора источника стволовых клеток, а также оценка эффективности использования ТЭК.

Результаты лечения оценивались по данным компьютерной томографии и гистологического исследования биоптатов, полученных при формировании ложа для дентального имплантата. Трансплантация ТЭК рассматривалась как альтернатива аутотрансплантации костной ткани. Срок наблюдения за пациентами после трансплантации ТЭК составил от 1,5 до 5 лет.

В результате клинико-экспериментального исследования был разработан метод восстановления костных дефектов с помощью ТЭК на основе ММСК жировой ткани и резорбируемого остеопластического матрикса. В ходе клинического исследования был оптимизирован технологический процесс изготовления клеточного трансплантата. В октябре 2010 г. федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития было выдано разрешение на применение новой медицинской технологии (ФС № 2010/366 от 7 октября 2010 г.).

Материал и методы

Экспериментальное исследование

В исследовании были использованы разнополые кролики массой более 4 кг и возрастом старше 2 лет. Выбор стареющих животных был обусловлен тем, что у животных более ранних возрастных групп продолжался рост, влияющий на течение регенерации тканей.

Для выделения первичных культур ММСК использовали образцы подкожной жировой ткани из области шеи кроликов. Биоптаты доставляли в лабораторию в течение одного часа после операции в транспортном контейнере. ТЭК создавали за 2 ч до трансплантации путем объединения трех компонентов: ММСК жировой ткани, материала-носителя и обогащенной тромбоцитами плазмы. Гистологическое исследование проводили на 120 сут. после трансплантации.

Обогащенная тромбоцитами плазма. Обогащенная тромбоцитами плазма была получена из донорской тромбоцитарной массы (НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, г. Москва), непригодной для переливания в связи с изменениями в биохимических показателях крови донора. Плазму разливали по криопробиркам емкостью 5 мл, центрифугировали при 1500 оборотах, после чего забирали надосадочную жидкость (3 мл). Полимеризацию проводили с использованием бычьего тромбина в присутствии хлорида кальция.

Культура ММСК стромально-васкулярной фракции жировой ткани получали следующим образом: жировую ткань многократно промывали раствором Хенкса (ПанЭко, Россия), затем добавляли стерильный раствор коллагеназы I типа (250 Ед/мл) (ПанЭко, Россия) и инкубировали при 37°С в течение 2–3 ч. Изолированные клетки осаждали центрифугированием (1100 об/мин в течение 10 мин) и переносили в культуральную посуду с полной ростовой средой (DMEM/F12 1:1 (ПанЭко, Россия) с добавлением эмбриональной телячьей сыворотки (HyClone-Perbio) до 10%, L-глутамина (ПанЭко, Россия) (4 mM) и амикацина (Синтез АКО, Россия) (500 мг/л)). Флаконы помещали в CO2-инкубатор при стандартных условиях (37°С, 5% CO2), через 24 ч проводили замену среды, удаляя при этом неприкрепленные клетки. В течение 1–1,5 нед. культура ММСК достигала состояния субконфлюентного монослоя, после чего ее пассировали в 5–7 флаконов. В работе использовали клетки 4–5 пассажа.

Остеогенная дифференцировка. Для направленной остеогенной дифференцировки клетки помещали в 90 мм чашки Петри или 6-луночные планшеты и после достижения клетками конфлюентного монослоя заменяли ростовую среду на дифференцировочную (ростовая среда с добавлением 1,25-дигидроксивитамина D3 10-8М, L-аскорбиновой кислоты 50 мг/л, β-глицерофосфата (Sigma). Для выявления очагов минерализации клетки дважды промывали фосфатносолевым буфером (ПанЭко, Россия), фиксировали охлажденным 70% этанолом и окрашивали 40мМ ализариновым красным S (pH = 4,1) (Мосреактив, Россия) в течение 5 мин. Несвязанный краситель отмывали фосфатно-солевым буфером.

Трансплантация ТЭК. Моделирование критических дефектов теменных костей проводили под общим обезболиванием: выполняли продольный разрез в области теменных костей, кости скелетировали. Трепаном диаметром 10 мм наносили 4 округлых дефекта. Осуществляли трансплантацию ТЭК. Рану ушивали наглухо. Внутримышечно вводили 0,3 мл раствора гентамицина и 0,5 мл баралгина.

Клиническое исследование

В рамках клинического исследования было проведено лечение 20 пациентов. Трансплантация ТЭК проводилась в области дна верхнечелюстной пазухи, лунок зубов, а также на нижней челюсти для увеличения высоты и ширины альвеолярной части. Всем пациентам планировалась стоматологическая реабилитация с установкой дентальных имплантатов, выполнялось клиническое обследование и консультации врачей смежных специальностей для выявления общесоматической патологии. Исследование проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией. Возраст пациентов, включенных в клиническое исследование, составлял от 29 до 60 лет, распределение по полу: 13 женщин, 7 мужчин.

Критериями включения в клиническое исследования, соответствующими распределению по группам, являлись:

1) частичная адентия и выраженный дефицит костной ткани в области дна верхнечелюстной пазухи;

2) адентия и выраженный дефицит костной ткани в области зубов жевательной группы на нижней челюсти;

3) плановое удаление зубов.

Критериями исключения являлись:

1. Обширная деструкция или резорбция костной ткани в результате онкологических или специфических воспалительных заболеваний в месте предполагаемой трансплантации.

2. Острые и хронические инфекционные заболевания.

3. Некомпенсированная соматическая патология.

4. Сахарный диабет.

5. Доброкачественные и злокачественные новообразования или значимое повышение онкомаркеров.

6. Поливалентная аллергия.

7. Невозможность проведения динамического обследования.

8. Психические заболевания, препятствующие пониманию плана лечения.

9. Наркотическая или алкогольная зависимость.

10. Участие в других клинических исследованиях в настоящее время или в течение последних 3 мес.

11. Любое клиническое состояние, которое, по мнению исследователя, не позволит безопасно выполнить протокол исследования.

Группы пациентов:

– пациенты с частичной адентией и выраженным дефицитом костной ткани в области дна верхнечелюстной пазухи;

– пациенты с адентией и выраженным дефицитом костной ткани в области зубов жевательной группы на нижней челюсти;

– пациенты, которым проводилось плановое удаление зубов.

Удаление зубов с одномоментной трансплантацией ТЭК проводилось при: резорбции костной ткани на 2/3 длины корня зуба, подвижности 3–4 ст. при хроническом генерализованном пародонтите средней и тяжелой степени тяжести.

Эксплантация жировой ткани. Объем липоаспирата рассчитывался исходя из предполагаемого объема ТЭК и в среднем составлял 20–60 мл (из 1 г жировой ткани может быть получено от 1×105 клеток). Эксплантация жировой ткани проводилась в отделении пластической хирургии Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины. Липоаспирация осуществлялась в пупочной области. Под местной инфильтрационной анестезией производился разрез кожи размером 3–5 мм. Через разрез в подкожную клетчатку вводилась канюля для липоаспирации длиной 10–15 см, диаметром – 3–5 мм. Затем в подкожную жировую клетчатку вводился раствор Кляйна (основные компоненты: физиологический раствор NaCl, лидокаин и адреналин, которые, способствуя значительному спазму кровеносных сосудов и уменьшению чувствительности нервных окончаний, позволяют безопасно эксплантировать жир). Количество вводимой жидкости было равно планируемому объему удаляемой жировой ткани. После проведения гидропрепарирования раствором Кляйна канюлей осуществлялись поступательные и веерообразные движения, обеспечивающие механическое разрушение и дальнейшее удаление жировой ткани. Липоаспирацию проводили шприцем объемом 20–50 мл. После манипуляций рана была ушита наглухо.

Липоаспират помещали в специальный транспортный контейнер и отправляли в лабораторию с соблюдением условий транспортировки живых человеческих тканей и органов. Доставка материала осуществлялась в день операции.

Выделение стромально-васкулярной фракции клеток жировой ткани. Клетки выделяли из липоаспирата, полученного у пациентов, которым планировалось проведение лечения с помощью ТЭК. Липоаспират промывали раствором Версена и дезагрегировали путем инкубации в растворе Версена с добавлением 0,25% трипсина при 37°С в течение 1,5 ч. Клеточную суспензию центрифугировали 10 мин при 1100 об/мин, осадок разводили ростовой средой (DMEM/F12 1:1 с добавлением аутологичной сыворотки до 10%, амикацина до 500 мг/л), переносили в чашки Петри и инкубировали при стандартных культуральных условиях (37°С, 5% СО2). Плотность посева составляла 1,5–2 тыс. клеток на см2. Спустя 2 сут. неприкрепившиеся клетки удаляли, заменяя ростовую среду на свежую. По достижении 80% конфлюентного монослоя клетки рассевали в новую культуральную посуду в плотности 1,5–2 тыс. клеток на см3. Смену среды производили каждые 3 сут.

Анализ экспрессии специфических поверхностных маркеров в исследуемых культурах проводили с помощью проточного цитофлуориметра «FACS Calibur» (Biosciences). Использовали мышиные моноклональные антитела (PharMingen, Chemicon). В качестве отрицательного контроля использовали неспецифические мышиные (кроличьи) IgG тех же фирм. Результаты иммнофенотипического анализа обрабатывали с помощью программы MDI 2.8

Остеогенная дифференцировка. Для направленной остеогенной дифференцировки клетки помещали в 90 мм чашки Петри и по достижении 80% конфлюентного монослоя заменяли ростовую среду на дифференцировочную (DMEM с 10% аутологичной сыворотки крови, 100 мкг/мл амикацина, 50 мг/л L-аскорбиновой кислоты, 10 мМ/л β-глицерофосфата натрия и 10 нМ 1,25-дигидроксивитамина D3). Замену среды на свежую производили каждые 3 сут.

Обогащенная тромбоцитами плазма. Взятие крови проводили в вакуумную систему типа Vacuette® с цитратом натрия. Кровь центрифугировали при 1000 об/мин в течение 10 мин, отбирали верхний слой (без эритроцитов) и центрифугировали его при 3600 об/мин в течение 10 мин. Большую часть супернатанта удаляли, осевшие тромбоциты ресуспендировали в оставшейся плазме.

«Сборка» тканеинженерной конструкции. В качестве материала-носителя после проведения серии экспериментальных исследований был выбран «Остеоматрикс» (Коннектбиофарм, Москва) – материал, представляющий собой костный матрикс с сохраненными коллагеновым и минеральным компонентами и естественной архитектоникой губчатой кости [21].

После отмывания блоков или гранул «Остеоматрикса» раствором Хэнкса с цефазолином (1 г/л) на них аккуратно наслаивали смесь культуры клеток после остеогенной дифференцировки и обогащенной тромбоцитами плазмы, после чего по каплям добавляли раствор тромбина (P.Z. Cormay) 50 Ед/мл на 10% растворе хлорида кальция (Дальхимфарм, Россия) до полимеризации. В зависимости от индивидуальных особенностей пациента полимеризация фибрина происходила через 2–5 мин.

Гистологическое исследование. Для изучения характеристик костного регенерата через 4 мес. после трансплантации проводили гистологическое исследование. Образцы тканей забирались 2 мм трепаном в виде столбиков. Получение образцов тканей проводилось перед формированием ложа для установки дентального имплантата.

Биопсийный материал, полученный от пациентов во время дентальной имплантации, помещали в забуференный нейтральный 10% формалин (Biooptica, Италия) и фиксировали в течение 24 ч. Образцы для гистологического исследования представляли собой столбики костной ткани 2 мм в диаметре и длиной от 8 до 10 мм. Фиксированный материал промывали проточной водой в течение 24 ч. Затем проводили кислотную декальцинацию с использованием смеси соляной и муравьиной кислот (Biooptica, Италия) в течение 6 ч., после чего выполнялась промывка образцов в фосфатном буфере (pH = 7,4). Для получения срезов материал обезвоживали и заливали в парафин. Для проведения гистоморфометрического исследования из серии срезов случайным образом с помощью программного обеспечения Random выбирали 6 гистологических препаратов, содержащих 4 среза: пять из них окрашивали по Масону-Голднеру, один гематоксилином по Мейеру с докраской эозином. С помощью метода рандомизации достигалась максимально случайная выборка объекта исследования.

Результаты и обсуждение

В экспериментальной модели при закрытии дефектов с помощью ТЭК было обнаружено образование кости de novo, которое происходило без предшествующего хондрогенеза. Образование «молодой» костной ткани осуществлялось по всей толщине трансплантата, на основании чего мы полагаем, что это напрямую было связано с активностью трансплантированной клеточной культуры и ее остеогенными свойствами, показанными in vitro. Побочных эффектов, таких как воспаление или чрезмерный рост ткани, не отмечалось [23].

В ходе клинического исследования был оптимизирован технологический процесс изготовления клеточного трансплантата.

А) Сокращение сроков культивирования было достигнуто за счет увеличения объема липоаспирата. Это позволяло получить большой объем малодифференцированных клеток, что способствовало уменьшению количества пассажей культивирования. Наименьший срок культивирования составил 14 сут., максимальный срок культивирования – 30 сут.

Б) Сокращение сроков индукции дифференцировки с 21 до 14 сут. Также для сокращения срока по подготовке ТЭК была разработана схема совмещения его компонентов в условиях операционной.

13 пациентам (19 пазух) было проведено увеличение высоты альвеолярного отростка в области дна верхнечелюстной пазухи, у 7 пациентов (9 лунок), костные дефекты заполнены ТЭК непосредственно после экстракции зубов. У 4 пациентов удаление зубов проводилось параллельно с проведением синуслифтинга, у 3 было проведено плановое удаление зубов.

После заполнения лунок ТЭК в виде костной стружки (гранул) во всех случаях рана ушивалась наглухо с помощью перемещенного полнослойного слизисто-надкостничного лоскута.

Применение ТЭК в области дна верхнечелюстного синуса и лунок зубов позволило добиться органотипического восстановления костной ткани, а в области лунок удаленных зубов не только предотвратить резорбцию костной ткани, но и воссоздать её объём. Трем пациентам была проведена трансплантация ТЭК в виде индивидуально изготовленных костных блоков для устранения дефицита костной ткани альвеолярного отростка (в область лунок удаленных зубов) на нижней челюсти. В процессе подготовки к проведению данных операций был разработан метод создания индивидуальных костных блоков для восполнения дефицита костной ткани на нижней челюсти. К сожалению, результаты лечения указанных пациентов («группа осложнений», n = 3) оказались неудовлетворительными в связи с недостаточным приживлением костных блоков, что потребовало удаления материала и трансплантации аутогенной костной ткани.

Приживление трансплантата напрямую связано с его кровоснабжением. Учитывая то, что толщина используемых нами трансплантатов превышала 3 мм, это требовало проведение частичной или полной декортикации принимающего ложа для создания интенсивного кровоснабжения, что было связано с риском усугубления атрофии в случае обнажения трансплантата. При проведении трансплантации блоков на нижней челюсти мы проводили множественную перфорацию кортикальной пластинки альвеолярного отростка. Рана во всех случаях ушивалась с натяжением. У одного пациента произошло обнажение трансплантата с одной стороны – трансплантат был удален. У второй и третьей пациенток при проведении дентальной имплантации (через 4 мес. после трансплантации) была обнаружена подвижность трансплантата (в одном случае с одной стороны, в другом случае с двух сторон) – трансплантаты были удалены.

В результате исследования ни у одного пациента, которые попали в группу осложнений, не произошло усугубления исходного состояния, т.е. исходные параметры костной ткани до хирургического вмешательства остались прежними.

Отсутствие остеоинтеграции дентального имплантата наблюдалось только в одном случае через 8 мес. после трансплантации в области верхнечелюстного синуса (4 мес. после имплантации): при раскрытии имплантата была обнаружена его подвижность, имплантат был удален.

Оценку эффективности применения ТЭК у пациентов оценивали с помощью морфометрии гистологических препаратов, КТ после трансплантации через 4, 8, 12, 20 мес.

Через 4 мес., по данным КТ, после трансплантации ТЭК структура костной ткани соответствовала строению неизмененного альвеолярного отростка. Морфологическое исследование биопсионного материала, полученного при формировании ложа для имплантата, показало, что костный регенерат состоял преимущественно из пластинчатой костной ткани, ориентированной в пространстве наподобие трабекул губчатого вещества кости. На контрольных КТ, выполненных через 8–20 мес. после введения ТЭК, объем трансплантата был сохранен.

В результате проведенного экспериментального и клинического исследования был разработан новый способ создания тканеинженерных конструкций для восстановления костной ткани, основанный на принципе свободного распределения клеток в фибриновом сгустке внутри матрицы-носителя. В качестве источника регенерации тканеинженерная конструкция включает ММСК жировой ткани, предиференцированные в остеогенном направлении, обогащенную тромбоцитами плазму и резорбируемый материал на основе ксеногенного костного коллагена. Культура остеопрогениторных клеток охарактеризована по основным маркерам остеобластического дифферона. Используемый материал отвечает требованиям, предъявляемым к материалам для тканевой инженерии. Получен инновационный высокотехнологичный тканеинженерный продукт для клинического применения. Эффективность применения ТЭК подтверждена результатами экспериментального и клинического исследования (табл.) и проиллюстрирована клиническими примерами.

Клинические примеры

Пациентка Р. (38 лет) с диагнозом «вторичная частичная адентия на верхней и нижней челюсти, хронический генерализованный пародонтит тяжелой степени тяжести». При осмотре выявлена подвижность зубов 1.6, 1.7, 2.7, 1.3, 1.2, 1.1 – 3 степени.

По данным КТ: атрофия альвеолярного отростка, измененная периодонтальная щель в области зубов 1.1, 1.2, 1.3, 1.6, 1.7, 2.7. Утолщение слизистой оболочки верхнечелюстных пазух. Высота альвеолярного отростка в области отсутствующих зубов: 1.4 – 2 мм; 1.5 – 2,6 мм; 2.5 – 0,9 мм; 2.6 – 0,9 мм (рис.1) .

Пациентке были удалены зубы 1.1, 1.2, 1.3, 1.6, 1.7, 2.7. Проведен двухсторонний синус-лифтинг с помощью ТЭК, лунки удаленных зубов были заполнены тканеинженерной конструкцией. Суммарный объем трансплантата составил 9 см3. Был перемещен полнослойный слизисто-надкостничный лоскут в области удаленных зубов, рана ушита наглухо. В период подготовки к трансплантации был изготовлен временный съемный протез на верхнюю челюсть.

Через 4 мес. после трансплантации ТЭК, по данным КТ, высота альвеолярного отростка в области удаленных зубов составила: 1.4 – 6,5 мм; 1.5 – 11,1 мм; 1.6 – 9 мм; 1.7 – 8 мм; 2.5 – 11,5 мм; 2.6 – 10,7 мм (рис. 2). В области дна верхнечелюстных пазух с обеих сторон участки сформированной костной ткани, сливающейся с костной тканью альвеолярного отростка, по плотности соответствующие неизмененной костной ткани. Выполнена установка 8 имплантатов Bicon размерами 4,5 на 8 мм (в области 1.7, 1.5, 2.5, 2.5), 4,0 на 8 мм (в проекции 1.3, 2.3), 3,5 на 8 мм (в области 1.1, 2.1). Все имплантаты были заглублены на 2 мм (рис. 3). В области имплантата, установленного в проекции 1.7, две недели сохранялась болезненность и выраженный отек слизистой. Расхождение швов не наблюдалось. Швы были сняты через 7 сут.

При гистологическом исследовании ткани, полученной из регенерата, обнаружена формирующаяся костная ткань (рис. 4).

Через 8 мес. после трансплантации ТЭК (соответственно, через 4 мес. после установки имплантатов) при раскрытии имплантатов для установки формирователя десны была выявлена подвижность имплантата в области 1.7, что потребовало удаления имплантата.

По данным КТ, проведенной через 16 мес. после трансплантации ТЭК (12 мес. после внутрикостной имплантации), в области введения трансплантатов определяется неизмененная костная ткань (рис. 5).

Пациентка М. (55 лет) с диагнозом «вторичная частичная двухсторонняя адентия». Выраженная атрофия альвеолярного отростка нижней челюсти в области отсутствующих зубов 3.4–3.7, 4.5–4.7 по ширине альвеолярного гребня. По данным КТ, толщина альвеолярной части до нижнечелюстного канала составила в проекции 3.6, 3.7, 4.6, 4.7 – 8 мм, в области 3.5 и 4.5 – 10 мм, ширина 3–3,5 мм (рис. 6, 7А).

Для восстановления необходимого объёма костной ткани и дальнейшего проведения внутрикостной имплантации были созданы тканеинженерные конструкции в виде индивидуальных блоков. Объем трансплантатов составил 8 см3.

В ноябре 2007 г. была проведена двухсторонняя костная пластика на нижней челюсти с помощью индивидуальных блоков ТЭК. Во время операции блоки жестко фиксировались винтами с вестибулярной поверхности альвеолярной части, предварительно кортикальная пластинка была многократно перфорирована (рис. 8). Через три месяца, по данным КТ, рентгеновская плотность блоков одинаковая, прослеживается связь с принимающим ложем альвеолярного гребня. Высота и ширина альвеолярной части: высота в области 4.6, 4.7, 3.6, 3.7 – 10–11 мм, ширина; в проекции 3.5, 4.5 – 11 мм; ширина в указанных областях – 6 мм (рис. 7Б).

С левой стороны были установлены три имплантата Bicon размерами 4,5 на 6 мм, имплантаты были заглублены на 2 мм. Справа при формировании ложа для имплантата была выявлена подвижность костного блока – при этом блок был не изменен в цвете, грануляционная ткань не определялась. Было принято решение отсрочить имплантацию. Рана была ушита наглухо.

Еще через 3 мес. (через 6 мес. после транплантации ТЭК) планировалось проведение дентальной имплантации справа, но при ревизии блока была выявлена его подвижность, блок был удален. Через 1 мес. после удаления трансплантата справа дефект костной ткани был восполнен аутогенным костным фрагментом с ветви нижней челюсти. Костный дефект в месте эксплантации аутокости был восполнен тканеинженерной конструкцией в виде гранул. На контрольных КТ, выполненных через 9 мес. после трансплантации ТЭК в виде блока слева (3 мес. аутотрансплантации в виде блока справа, а также установки 2 дентальных имплантатов слева): рентгеновская плотность аутотрансплантата справа и ТЭК слева одинаковая, прослеживается связь с принимающим ложем альвеолярного части нижней челюсти (рис. 7В, 9).

Через 12 мес. после трансплантации ТЭК (6 мес. после аутотрансплантации) было установлено 2 имплантата Bicon размерами 4,5 на 6 мм.

Подняться вверх сайта