Поиск Кабинет

Клеточные технологии в лечении заболеваний периферических артерий

Гены & Клетки: Том VI, №3, 2011 год, стр.: 15-23

 

Авторы

Шойхет Я.Н., Хорев Н.Г.

ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В ФОРМАТЕ PDF ВАМ НЕОБХОДИМО АВТОРИЗОВАТЬСЯ, ЛИБО ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

Число заболеваний периферических артерий остается в мире на высоком уровне. Поиск новых методов лечения проводится в направлении улучшения состояния дистального артериального русла, уменьшения периферического сопротивления и стимулирования развития капиллярной сети. Одним из возможных путей решения данной проблемы является использование клеточных технологий стимуляции ангиогенеза. Одним из новых перспективных методов лечения является аутологичная клеточная терапия с использованием мононуклеарных клеток костного мозга или периферической крови. Настоящий обзор посвящен исследованию аутологичной клеточной терапии в лечении заболеваний периферических артерий.

Общая распространенность заболеваний периферических артерий (ЗПА), оцененная в нескольких эпидемиологических исследованиях, варьировала в пределах 3–10%, достигая 15–20% среди больных старше 70 лет [1]. Соотношение больных с манифестными и бессимптомными формами ЗПА вне зависимости от возраста находится в пределах 1:3–1:4 [2]. Обычно клиническое течение ЗПА носит стабильный характер и только у четверти наступает значительное ухудшение с развитием, в частности, перемежающейся хромоты. Высокая ампутация – сравнительно редкий исход патологии, необходимый менее 2% больным с ЗПА [3]. Такое стабильное течение процесса связано с реализацией компенсаторных механизмов – развитием коллатерального кровообращения. Ампутации конечности у больных с ЗПА проводятся как следствие неэффективного лечения критической ишемии (КИ). Арсенал медикаментозных воздействий не всегда эффективен. Можно сказать, что в настоящее время в лечении подобных вариантов поражения реконструктивная сосудистая хирургия и возможности лекарственных средств достигли определенного предела [4]. В процессе артериогенеза без дополнительной перфузии артериолы могут увеличиваться в 20 раз [5]. Появление новых артерио-артериальных коллатераль ных связей приводит к увеличению числа и размера сосудов с формированием типичного трехслойного строения стенки. После окклюзии большой артерии реализация этого механизма происходит от 4 до 6 нед. [6]. Дальнейший поиск проводится в направлении улучшения состояния дистального артериального русла, уменьшения периферического сопротивления и стимуляции развития капиллярной сети с использованием методов клеточных технологий.

Результаты применения клеточных технологий на моделях ишемии конечностей

Большое количество экспериментальных исследований на мышах, крысах, а также на крупных животных показали возможность и эффективность клеточной терапии в восстановлении кровотока в ишемизированной конечности. Показано увеличение числа циркулирующих эндотелиальных прогениторных клеток (endothelial progenitor cells, EPC) как ответ на экспериментально созданную ишемию [7]. Экспериментально продемонстрировано внедрение этих клеток в капилляры и артериолы [8]. Краткий обзор результатов экспериментальных исследований на животных приведен в табл.1.

Клинические результаты аутологичной клеточной терапии

Первый большой отчет по использованию аутологичной клеточной трансплантации в качестве метода терапевтического ангиогенеза (Therapeutic Angiogenesis using Cell Transplantation, TACT) был опубликован E. Tateishi-Yuyama с соавт. в 2002 г. В этом пилотном открытом рандомизированном контролируемом исследовании участвовало 25 больных ЗПА с хронической КИ, которым невозможно было провести реваскуляризацию или другие виды лечения. Терапия включала использование мононуклеарных клеток костного мозга (BMMNC) в количестве 1,6±0,6×109, которые вводились в 40 точек икроножной мышцы «более ишемизированной» конечности с лодыжечноплечевым индексом (ЛПИ) < 0,6. Контролем служило аналогичное введение 0,9% раствора хлорида натрия в «менее ишемизированную» конечность с ЛПИ > 0,6. В период наблюдения от 4 до 24 нед. отмечен рост ЛПИ, повышение чрезкожного напряжения кислорода (transcutaneous oxygen pressure, TcPO2), а также исчезновение постоянных болей и увеличение дистанции безболевой ходьбы [9].

Следующая часть этого исследования включала 22 случайно набранных больных с двухсторонней критической ишемией. В одну ногу им вводились BMMNC (активное лечение), а в другую ногу (контроль) – нестимулированые PBMNC (получены без предварительной мобилизации из костного мозга). Через 4 нед. после ведения BMMNC наблюдался рост ЛПИ и TcPO2 у 13 из 20 больных. Исчезновение боли и увеличение дистанции безболевой ходьбы отмечено у 16 человек. В то же время иньекции нестимулированных PBMNC не оказали благотворного влияния на клинические результаты, а также на параметры ЛПИ и TcPO2. Авторы предположили, что успех TACT связан с использованием BMMNC, содержащих примерно в 500 раз большее количество CD34+ гемопоэтических стволовых клеток (ГСК) и других клеток-предшественниц, по сравнению с фракцией нестимулированных PBMNC.

Дополнительный интерес к технологии TACT привлекла публикация B.E. Strauer с соавт. (2002), в которой приведены результаты трансплантации стволовых клеток у больных с инфарктом миокарда [10]. В дальнейшем количество исследований, посвященных терапевтическому ангиогенезу, увеличивалось, формируя полноценное направление в клеточных технологиях (табл. 2).

В исследованиях, приведенных в табл. 2, различны методы получения и пути введения клеток. Более того, степень ишемии конечностей у больных различалась от Rutherford-2/Fontaine-IIa до КИ – Rutherford-6/ Fontaine-IV [11]. Большинство исследований включали малое число наблюдений при отсутствии контрольных групп. Однако взятые вместе результаты клеточной терапии свидетельствуют об улучшении перфузии конечности (рост ЛПИ на 0,1–0,2 и TcPO2 на 10–20 mmHg O2) и клинической эффективности метода, проявляющейся в заживлении трофических язв и увеличении дистанции безболевой ходьбы на 100–200 м.

Исходные клеточные популяции для терапевтического ангиогенеза

Осуществлению клеточной терапии сердечнососудистых заболеваний предшествовала теоретическая концепция о возможности EPC костного мозга мигрировать в места поврежденного эндотелия сосудов. Образование сосудов (ангиогенез) на уровне капилляров реализуется за счет гемангиобластов (EPC). После первого описания EPC, сделанного T. Asahara с соавт. в 1997 г. [12], к настоящему моменту опубликовано уже более 800 научных статей о предполагаемой роли EPC в процессе ангиогенеза [13]. Однако до сих пор нет определенного стандартизированного описания этого типа клеток [14]. Кроме того, ангиогенез как истинное образование новых кровеносных сосудов никогда не был убедительно показан у людей. Как следствие, роль EPC человека в ангиогенезе при развитии периферической сосудистой обструкции остается дискуссионной [15].

В то же время достаточно хорошо обоснована концепция артериогенеза, в которой участвуют некоторые дифференцированные типы клеток костного мозга, объединенные моноцитарным фенотипом. Эти клетки мигрируют в периваскулярные пространства коллатеральных сосудов и обеспечивают рост артерии через реализацию ангиогенных факторов роста. По современным представлениям, терапевтический эффект лечения ЗПА основан на применении мобилизированных PBMNCs, CD133+-клеток [16] или высоко очищенной фракции мобилизированных G-CSF CD34+-клеток периферической крови [17].

Следует иметь в виду, что во всех вышеупомянутых исследованиях использовались аутогенные клетки костного мозга или периферической крови. Терапия аллогенными клетками донора проводится, главным образом, в рамках экспериментальных или первых фаз клинических исследований. Вместе с тем, различные аллогенные и собственные ткани были предложены в качестве альтернативных источников исходной клеточной популяции для терапевтического ангиогенеза, например, пульпа зуба [18], жировая ткань [19], эндометрий [20], плацента [21], пуповинная кровь [22]. Однако клинические результаты этих исследований не завершены.

Методы сепарации клеток

Для применения в клинической практике клеточная терапия должна быть простым и эффективным способом лечения ЗПА. Однако сложные требования к получению клеток препятствуют широкому применению метода. Залогом успеха является селективное выделение и обогащение клеток-предшественниц костного мозга или периферической крови, так как «цельный» костный мозг в любых дозах не будет эффективен.

В клинических исследованиях, приведенных в табл. 2, проводилась эксплантация 100–800 мл костного мозга с получением мононуклеарной фракции различными методами сепарации:

1) использование системы Ficoll™, основанной на создании градиента плотности при центрифугировании [23–25];

2) применение систем COBE® Spectra (Gambro, Sweden); CS 3000®-Plus (Baxter Healthcare, USA), созданных на принципах центрифугирования крови и плазмафереза [9]:

3) использование SmartPrep® (Harvest Technologies, USA) – прикроватной системы центрифугирования [26, 27].

В среднем, при выполнении сепарации с помощью этих систем возможно получение от 1,5 до 10×109 мононуклеарных клеток костного мозга. Как система Ficoll™, так и другие сепараторы удовлетворяют требованиям GCP и проводятся специализированными службами переливания крови или в отделениях гематологии, а последующее культивирование клеток требует специального лабораторного оснащения [28, 29]. Учитывая эти трудности, разработана одноразовая прикроватная закрытая изолированная система, которая может быть использована в неспециализированных больницах без дополнительных правовых ограничений. При использовании этой системы общее время процедуры сократилось с 8–10 ч до 1 ч. Кроме того, эта система значительно дешевле, чем Ficoll™ или другие сепараторы [26, 27]. Как показано на моделях животных, артериогенный потенциал (концентрация BMMNC), создаваемый этой системой, по меньшей мере, эквивалентен или даже выше, чем у системы Ficoll™ [30]. Более того, субфракционирование, требующее сложной сепарации и прижизненного увеличения дозы клеток, не улучшает результаты, которые получены при использовании неселективных BMMNC или PBMNC [31, 32]. Подобные выводы сделаны в исследовании по использованию стволовых клеток у больных инфарктом миокарда – TOPCARE-AMI [33].

P. Hernandez с соавт. (2007) [34] сравнил клиническую эффективность сепаратора клеток крови и систему Ficoll™ разделения плотности центрифугированием. Автор обнаружил положительный клинический эффект при использовании обоих методов у больных ЗПА. При поражении коронарных артерий F.H. Seeger с соавт. (2007) [35] сравнили технологию Ficoll™ и метод получения клеток на системе Lymphoprep™. В отличие от Ficoll™ метод Lymphoprep™ позволяет получить градиент плотности путем центрифугирования в растворе полисахарида. Необходимость такого сравнения была обусловлена тем, что в исследовании AST-AMI не было обнаружено улучшения сердечной функции при внутрисердечных инъекциях BMMNC, полученных методом Lymphoprep™ [36]. С другой стороны, исследования TOPCARE-AMI [33] и REPAIR-AMI [37] показали, что применение BMMNC, полученных с помощью системы Ficoll™, не улучшает сердечную функцию. На основании этого F.H. Seeger с соавт. сделали вывод, что различные стабилизаторы (солевые растворы, гепарин) приводят к уменьшению (примерно на треть) числа BMMNC, получаемых с использованием метода Lymphoprep™ [35].

Дозировка применяемых клеток

Количество вводимых мононуклеарных клеток (mononuclear cells, MNCs) у больных ЗПА может колебаться в довольно широких пределах: от 0,1×109 до 50×109 MNCs [38]. В более ранних работах MNC вводились в количестве 1,6×109 [9, 39]. Позднее S. Durdu с соавт. (2006) применили 50-кратное увеличение числа MNCs при лечении больных облитерирующим тромбангиитом [40].

До недавних пор не было данных относительно прямого дозозависимого эффекта клеточной терапии в ходе реализации терапевтического ангиогенеза. Только в одном исследовании на восьми больных ЗПА сделана попытка установить связь между клиническими ответом и количеством введенных клеток [41]. MYSTAR – недавно опубликованное клиническое испытание, в котором показана положительная корреляция между количеством введенных стволовых клеток и темпом улучшения сердечной перфузии. Оно показало, что единственным предиктором сокращения размера инфаркта было число внутрисердечных инъекций [42].

Доля CD34+-ГСК обычно составляет от 0,6% и 2,4% от общего числа трансплантируемых MNC. Однако до сих пор убедительно не доказаны корреляции между количеством введенных CD34+-клеток и терапевтическим эффектом. Это связано с тем, что полученные CD34–-клетки имеют ангиогенный потенциал, сходный с CD34+ клеточной популяцией [38], которая не является основной для осуществления процессов ангиогенеза.

Использование колониестимулирующих факторов

Необходимость эксплантации большого объема костного мозга для получения достаточного количества клеток предопределила идею мобилизации клеток из костного мозга с дальнейшим получением их из периферической крови. Это достигается введением в течение нескольких дней таких факторов роста, как G-CSF или гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор (granulocytemacrophage colony stimulating factor, GМ-CSF). В период стимуляции происходит выход стволовых и прогениторных клеток в кровоток, откуда они могут быть выделены путем лейкофереза [43]. Этот метод уже давно используется для доноров стволовых клеток при гематологических заболеваниях [44, 45]. В исследованиях in vitro показано, что PBMNC, мобилизованные с помощью G-CSF, обладают меньшей ангиогенной активностью, чем BMMNC. Несколько лет назад было высказано предположение, что блокада моноцитарного апоптоза GM-CSF повышает ангиогенную активность клеток [43], что является определенным преимуществом применения этого фактора роста [46]. Однако последующие клинические исследования не подтвердили подозреваемого ангиогенного потенциала GM-CSF [47].

Клинические исследования по использованию PBMNC, полученных после мобилизации из костного мозга в кровоток, приведены в табл.3.

Результаты, представленные в табл. 3, сходны с результатами работ по применению BMMNC (см. табл. 2). Тем не менее, ряд исследователей утверждают, что сосудистый регенераторный потенциал G-CSF-стимулированных клеток ниже, чем BMMNC [48]. Р.Р. Huang с соавт. (2007) провели сравнение клинических результатов лечения двух групп больных: первой (72 пациента) вводились G-CSF стимулированные PBMNC, второй (75 пациентов) – BMMNC. В обеих группах получено одинаковое увеличение перфузии и уменьшение ишемии [32]. В исследовании TOPCARE-AMI были проанализированы результаты интракоронарного введения BMMNC и EPC периферической крови больным после острого инфаркта миокарда. Не обнаружено различий в сократительной функции и коронарном резерве при введении этих двух популяций клеток [49].

Пути введения клеток при реализации терапевтического ангиогенеза

Так как клеточная терапия ишемических заболеваний находится только на стадии исследований, то стандартизированного метода введения клеток нет: используются внутримышечный, внутривенный, внутриартериальный и комбинированные пути введения в зависимости от патологии и предпочтений исследователей.

На моделях животных (мыши, крысы, кролики) с ишемией конечности (см. табл. 1) BМMNC или PBMNC вводились внутривенно, в то время при моделировании ишемии миокарда у тех же животных клетки вводились в сердечную мышцу [50]. К сожалению, при анализе значительного объема литературных данных не удалось найти публикации, посвященные сравнению способов введения клеточных популяций при ишемии конечностей на более крупных животных. Внутримышечные или внутриартериальные инъекции, а также их сочетания дали многообещающие результаты при лечении пациентов с ЗПА (см. табл. 2). Обоснованием внутримышечных инъекций является создание депо клеток с паракринной активностью в зоне ишемии. «Судьба» MNC, вводимых в скелетные мышцы, неизвестна. Но от 0,44% до 10% клеток сохраняется в мышцах до 4 сут., при кумулятивном времени выживания до двух недель [51, 52]. Введение в икроножную мышцу по принципу симметричной сетки с фиксированным числом инъекций (между 20 и 60) является более предпочтительным и примененным в большинстве работ (см. табл. 2 и 3), за исключением последних исследований: пилотного BONMOT-1 [26] и плацебоконтролируемого двойного слепого исследование BONMOT-CLI [53]. В этих испытаниях инъекции проводились вдоль пораженной артерии, так как наибольшая плотность коллатералей определяется в тканях, окружающих артерии, а рост коллатералей происходит, главным образом, по ходу сосуда [54]. В BONMOT-1 и 2 количество инъекций было увеличено соответственно длине артериальной окклюзии от 40 инъекций для инфраподколенного поражения, до 60 инъекций при бедренно-подколенно-берцовом поражении.

Исследователи, применяющие внутриартериальный путь введения, закономерно выполняют инъекции клеток в сосуды, ответственные за кровоснабжение тканей зоны максимальной степени ишемии [126–128, 55–57]. Т. Bartsch с соавт. (2007) сообщил о лечении 13 больных со степенью ишемии Fontaine IIa/b путем комбинации внутриартериального и внутримышечного введения BMMNC. Авторы наблюдали увеличение дистанции безболевой ходьбы и рост ЛПИ [58]. R.B. Van Tongeren c соавт. (2008) сравнили внутримышечный с внутримышечновнутриартериальным путями введения у 27 больных, придя к заключению, что оба способа доставки аутогенных клеток являются безопасными, приводят к увеличению дистанции безболевой ходьбы у больных с тяжелыми формами ЗПА, которым невозможно провести традиционные методы лечения [59].

Возможности воздействия на клеточные популяции

Манифестация клинических симптомов ЗПА атеросклеротического генеза, по всей видимости, связана с декомпенсацией механизмов, ответственных за реализацию процессов ангиогенеза. В частности, несмотря на нуждаемость организма в клеточных источниках ангиогенеза, у большинства пациентов наблюдается сокращение функциональных способностей и числа циркулирующих клеток костного мозга [60–62]. В этой связи, описаны различные лекарственные препараты, стимулирующие пролиферативную активность EPC, в их числе статины [63–66], блокаторы рецепторов ангиотензина, варденафил, пуероранин, эстрогены, илопрост и эритропоэтин [67–71]. Наконец, генный трансфер VEGF в EPCs вызывает усиление пролиферации in vitro [72], что показано на моделях животных [73, 74]. В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что существуют возможности стимуляции функциональной активности аутогенных стволовых клеток, получаемых от пациентов с тяжелым атеросклерозом, диабетом и ишемической болезнью сердца.

Безопасность

Безопасность любой медицинской технологии – критический и основополагающий момент для её регистрации и последующего использования, поэтому оценка безопасности является главной задачей первой фазы любых клинических испытаний. Использование клеточной терапии с учетом предрассудков неосведомленной в области биотехнологий общественности требует еще более убедительного подтверждения безопасности метода, в связи с чем в исследованиях по терапевтическому ангиогенезу этому вопросу уделяется значительное внимание.

В некоторых клинических исследованиях в отдаленном периоде были выявлены нежелательные побочные эффекты клеточной терапии при лечении пациентов с хронической ишемией нижних конечностей. Так, ряд дискуссионных на предмет связи с введением клеток побочных явлений был показан в пилотном исследовании с участием восьми пациентов (у трех – двустороннее поражение) с облитерирующим тромбангиитом [75]. Через 4 нед. уменьшение боли отмечено всеми больными с практически полным выздоровлением в 4 (36%) случаях. Боль (визуальная аналоговая шкала) снизилась с 5,1±0,7 до 1,5±1,3. Заживление трофических язв наблюдалось на 8 конечностях с полной эпителизацией в 7 (88%) случаях. Однако в ходе последующих наблюдений у половины пациентов были выявлены следующие «клинические события». У одного больного с неполным заживлением трофической язвы отмечено ухудшение через 4 мес. У другого пациента через 7 мес. после внутримышечного введения клеток появился бессимптомный артериовенозный шунт на голени, который закрылся самостоятельно через год. У третьего больного через 8 мес. наступило значимое уменьшение дистанции безболевой ходьбы. Один пациент умер от внезапной сердечной смерти на 20 мес. после трансплантации в 30-летнем возрасте [75].

Однако в других клинических исследованиях подобные явления не были зарегистрированы в срок наблюдения до 3,2 лет [26, 76]. В исследовании TACT проведена оценка долгосрочной безопасности и клинических результатов клеточной терапии [76]. Трехлетняя выживаемость больных с атеросклеротическими ЗПА составила 80% (умерло 11 из 74 пациентов). Среди 41 больного с тромбангиитом смертельных исходов за срок наблюдения не было. Трехлетний уровень ампутаций составил 60% у больных с атеросклерозом и 91% у пациентов с тромбангиитом. Более того, в TACT не сообщалось о случаях нежелательной неоваскуляризации и увеличения ожидаемой смертности. Исследование BONMOT-1 включало 51 больного с КИ, которым планировалась большая ампутация [26]. Для сохранения ног этим больным была проведена трансплантация клеток в ишемизированную конечность. Период наблюдения за этими больными также составлял 3,2 года. Показатель сохранения конечности был равен 59% через 6 месяцев и 53% в последующие периоды наблюдения. Более того, с клинической точки зрения у больных с сохраненной конечностью удалось добиться уменьшения средней категории по Rutherford с 4,9 в исходном состоянии до 3,3 через 6 мес.

В исследованиях TACT и BONMOT технология терапевтического ангиогенеза признана безопасной процедурой с минимальными ближайшими и долгосрочными побочными эффектами.

Текущие рандомизированные контролируемые исследования

Проводимые в настоящее время плацебоконтролируемые испытания позволят более четко определить роль и применимость аутогенных BMMNC в терапии больных ЗПА. В исследовании BONMOT-CLI проведена оценка терапевтического влияния клеток костного мозга на ангиогенез у больных с тяжелой ишемией нижних конечностей, не поддающихся традиционным методам лечения. Это двойное слепое рандомизированное плацебоконтролируемое мультицентровое исследование, выполняемое в четырех клиниках Германии. Девяносто пациентов без каких-либо вариантов реваскуляризации или после неудачной реваскуляризации были включены и рандомизированы на получение концентрата аутогенных клеток костного мозга на сепараторе Harvest Smartprep2 BMAC system. Первой «конечной точкой» исследования была оценка уровня больших ампутаций и прогрессирования КИ (оценка клинических признаков + степень улучшения перфузии) через 3 мес. после лечения. Перекрестный вариант для пациентов, получающих плацебо, – через 3 мес. вводились BMMNC. Второй конечной точкой были показатели выживаемости, изменения в перфузии (ЛПИ и TcPO2), качество жизни (опросник EQ5D), дистанция безболевой ходьбы, малые (пальцев и стопы) ампутации, заживление трофических поражений, плотность коллатеральных артерий и случаи раковых заболеваний. Период наблюдения после окончания набора больных продолжался 2 года [53].

Другое рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование JUVENTAS проводится в Нидерландах. В нем будет установлена клиническая эффективность внутриартериальных введений BMMNC в бедренную артерию у 110–160 больных с КИ (NCT 00371371). Аспират костного мозга в объеме 100 мл вводится внутриартериально в основной и контрольной группе. Пациенты основной группы получают повторные внутриартериальные инфузии аутогенных BMMNC через бедренную артерию. В группе сравнения будет вводиться 0,9% раствор хлорида натрия (плацебо). Первой конечной точкой будет определение числа больших ампутаций через 6 мес. Вторая конечная точка будет включать малые ампутации, уменьшение числа и размера язв, исчезновение боли в покое, рост ЛПИ и TcPO2, а таже изменение качества жизни (опросник SF-36).

Технико-экономическое обоснование и безопасность метода изучается в исследовании BMAC. Это рандомизированное двойное слепое, контролируемое мультицентровое исследование, проводимое в США по применению концентрированного аспирата костного мозга для лечения ишемии нижних конечностей. В нем будут участвовать 48 больных, рандомизированных в отношении 2:1 для BMMNC и плацебо соответственно. Для получения клеток будет использоваться система Harvest Smartprep2 BMAC System. Больные основной группы получат инъекции аутогенных клеток костного мозга. Больным контрольной группы будут выполнены инъекции плацебо в ишемизированные ткани конечности. Результаты будут оценены по показателям сохранения конечности, уменьшения боли и увеличения дистанции безболевой ходьбы, TcPO2, ЛПИ и качества жизни (опросник SF-36).

В настоящее время в США и Европе проводится более десяти клинических испытаний, находящихся на разных стадиях, нацеленных на исследование безопасности и эффективности применения аутогенных клеток костного мозга (разные популяции, полученные различными методами) в лечении пациентов с критическими ишемическими поражениями (ACT34-CLI, RESTORE-CLI, ABC, BONMOT-2, SCRIPT-CLI и др.).

Заключение

Изучение новых стратегий лечения больных с ЗПА имеет первостепенное значение в связи с недостаточной эффективностью стандартных методов лечения, высоким риском инвалидизации и смертности больных. Аутогенная клеточная терапия с использованием BMMNC или PBMNC является одним из наиболее перспективных методов лечения пациентов с ишемическими поражениями, который может если не заменить, то успешно дополнить современную тактику лечения. Клинические испытания в этом направлении довольно последовательны, параметры оценки эффективности и клинических преимуществ (ЛПИ, TcPO2, дистанция безболевой ходьбы, снижение боли и количества ампутаций) вполне убедительны. Однако до сих пор существует потребность в крупных рандомизированных плацебо-контролируемых двойных слепых исследованиях с целью получения исчерпывающих данных, которые определят роль и место клеточной терапии в стандартизированной схеме лечения.

Подняться вверх сайта