Поиск Кабинет

Беседа с Элиан Глюкман

Гены & Клетки:

 

Авторы

ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В ФОРМАТЕ PDF ВАМ НЕОБХОДИМО АВТОРИЗОВАТЬСЯ, ЛИБО ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

Элиан ГлюкманНедавно в Марселе (Франция) состоялось крупное международное научное событие – Всемирный конгресс по пуповинной крови, организованный Европейской школой гематологии и международной организацией NETCORD, координирующей деятельность банков пуповинной крови в Европе. Президентом конгресса выступила профессор Парижского университета Элиан Глюкман, выполнившая в 1988 г. первую в мире успешную трансплантацию клеток пуповинной крови и положившая таким образом начало клиническому применению пуповинной крови.

На сегодняшний день число произведенных в мире трансплантаций гемопоэтических стволовых клеток пуповинной крови для лечения злокачественных и незлокачественных заболеваний системы крови у детей и взрослых превышает 20 тыс. Более того, как отметила в своем приветственном слове профессор Элиан Глюкман, обнаружение в пуповинной крови эндотелиальных прогениторных клеток и предшественников стромальных клеток открывает новые неизвестные ранее возможности использования этого доступного материала в медицине. Несмотря на чрезвычайную занятость, профессор Э. Глюкман любезно согласилась ответить на вопросы редакции нашего журнала.

– Как и почему, в теперь уже далеком 1988 г., Вы решились на такой смелый шаг – первую в мире трансплантацию стволовых клеток пуповинной крови 6-летнему ребенку с анемией Фанкони? Как Вы тогда оценивали риски этой операции?

– О, Вы знаете, эта идея пришла мне как-то утром. Наверное из-за того, что перед этим я многие годы работала над анемией Фанкони и постоянно думала об этом. Мы разработали протокол, который был очень успешным для кондиционирования с меньшей интенсивностью для анемии Фанкони. Я многие годы интересовалась апластическими анемиями и проводила трансплантации. Несколько раз я проводила исследования с применением материала фетальной печени. Поэтому, идея с использованием клеток пуповинной крови не была случайной! Сделать это имело смысл!

Первая трансплантация была очень простой, потому что у нас был HLA-идентичный трансплантат пуповинной крови и мы использовали тот самый режим кондиционирования, который выполняли и раньше. Единственная разница была в источнике клеток. Чтобы быть уверенными, что мы не допустили ошибку, у меня был донор в Париже. Таким образом, мы решили, что если трансплантат не приживется, мы сможем взять костный мозг у этого донора как спасение. То есть, для пациента не было большего риска, чем обычно. Но вся эта история была очень новая и очень захватывающая!

– Какова была реакция Ваших коллег?

– О, им это не понравилось! Они сказали, что эта технология может быть использована только для маленьких детей и она не подойдет для взрослых пациентов. Основным опасением было то, что количество пересаживаемых клеток будет недостаточным, и что могут возникнуть осложнения по типу «трансплантат против хозяина», а также – связанные с контаминацией материнскими клетками. Однако, на протяжении последующих лет мы показали что все эти опасения не подтвердились и не являются проблемой!

Было большим вызовом осуществить неродственную HLА-несовместимую трансплантацию пуповинной крови. Вот это было настоящее дело! Потому что в то время не было известно, что трансплантация несовместимой пуповиной крови в связи с низкой антигенностью этого клеточного материала, может проводиться с меньшей частотой развития реакции «трансплантат против хозяина», чем при пересадке костного мозга. Я считаю, что настоящим открытием было только это!

– Как в дальнейшем сложилась судьба первого реципиента клеток пуповинной крови? Он жив?

– Да, да, да! Он чувствует себя чрезвычайно хорошо! Сейчас он излечен от своего заболевания, и у него полное гематологическое и иммунологическое восстановление. Он женат, и у него есть ребенок. Он живет абсолютно полноценной жизнью.

– Как Вы можете прокомментировать аспекты безопасности при трансплантации неродственных аллогенных образцов пуповинной крови взрослым реципиентам?

– Мы провели некоторые сравнения и показали одинаковые результаты между неродственным костным мозгом и пуповинной кровью. Т.е. в этом проблемы не существует. В большей степени результат зависит от клинического центра, где выполняется операция. Ведь мы знаем, что между центрами есть большая разница. Некоторым центрам нужно учиться и учиться тщательно. Если Вы не проводите много трансплантаций, не накопите свой опыт, то результаты будут недостаточно хороши. Этому необходимо учиться!

– За прошедшие более чем 20 лет, как изменилось отношение гематологов и других специалистов к трансплантации стволовых клеток пуповинной крови при гематологических и негематологических заболеваниях во Франции и в мире?

– Вы же видите, что количество трансплантаций пуповинной крови очень возросло и продолжает расти. Это связано с развитием индустрии банкирования пуповинной крови и сформированным за эти годы мнением гематологов, расценивающих пуповинную кровь как альтернативный костному мозгу источник стволовых клеток. Преимущество пуповинной крови в том, что Вы можете сделать пересадку быстро, потому что трансплантат уже обследован. Кроме того, Вы можете проводить несовместимые по HLA трансплантации. Таким образом, в случае, если у вас нет совместимого сиблинга, вы не обязаны ждать результатов подбора совместимого неродственного донора.

– Каково Ваше отношение к регенеративной медицине с использованием стволовых клеток пуповинной крови при негематологических заболеваниях? Считаете ли Вы этот подход обещающим?

– На сегодняшний день это предмет исследований! Есть несколько обещающих проектов. Но исследования на пациентах пока еще не завершены и окончательные выводы делать рано, необходимо дождаться результатов. Но мы ожидаем эту информацию.

– С Вашей точки зрения, при каких негематологических заболеваниях могут быть показаны трансплантационные технологии с использованием клеток пуповинной крови?

– Диабет – одна из безусловных задач! Потому что это аутоиммунное заболевание. Таким образом, мы думаем, что при помощи пуповинной крови мы могли бы индуцировать иммунологическую толерантность и длительное улучшение статуса у больных. Я считаю, что аутоиммунные заболевания могут стать следующей целью!

– Видите ли Вы будущее у трансплантации стволовых клеток пуповинной крови? Не думаете ли Вы, что этот источник стволовых клеток может быть вытеснен новыми клеточными технологиями – в частности, экспансией in vitro гемопоэтических стволовых клеток или iPS-клетками?

– Возможно, все возможно! Но нам надо показать, что другой путь эффективен только тщательными научными исследованиями! И пока мы это не докажем, будем крайне осторожными в выводах!

Элиан Глюкман

Э. Глюкман, Х. Броксмейер и первый пациент, вылеченный от анемии Фанкони Фото заимствовано http://eurocord-ed.org/download_docs_embed/_PARTNERS_FOLDER_/eg_plenary_04122010.pdf

Редакция журнала «Клеточная трансплантология и тканевая инженерия» сообщает, что Э. Глюкман примет участие в качестве почетного председателя и лектора в ежегодно проводимом научном симпозиуме Института стволовых клеток человека, который пройдет 15 апреля в Москве.

Беседу записала К.Н. Насадюк

Профессор Э. Глюкман автор и соавтор более 360 научных работ, среди них:

Gluckman E., Devergie A., Schaison G. et al. Bone marrow transplantation in Fanconi anaemia. Br. J. Haematol. 1980; 45(4): 557–64.
Gluckman E., Devergie A., Gerotta I. et al. Bone marrow transplantation in 65 patients with severe aplastic anemia. Bull. Cancer 1981; 68(1): 74–7.
Gluckman E. Recent trends in allogeneic bone marrow transplantation. Clin. Transpl. 1989: 123–8.
Gluckman E., Broxmeyer H.A., Auerbach A.D. et al. Hematopoietic reconstitution in a patient with Fanconi’s anemia by means of umbilical-cord blood from an HLA-identical sibling. N. Engl. J. Med. 1989; 321(17): 1174–8.
Broxmeyer H.E., Gluckman E., Auerbach A. et al. Human umbilical cord blood: a clinically useful source of transplantable hematopoietic stem/progenitor cells. Int. J. Cell Cloning. 1990; Suppl 1: 76–89.
Gluckman E. Fetal and neonatal hemopoietic stem cells: considerations in transplantation. Nouv. Rev. Fr. Hematol. 1990; 32(6): 421.
Gluckman E., Devergié A., Bourdeau-Esperou H. et al. Transplantation of umbilical cord blood in Fanconi’s anemia. Nouv. Rev. Fr. Hematol. 1990. 1990;32(6):423–5. Gluckman E., Thierry D., Lesage S. et al. Clinical applications of stem cell transfusion from cord blood. Transfus. Sci. 1992; 13(4): 415–21.
Gluckman E., Wagner J., Hows J. et al. Cord blood banking for hematopoietic stem cell transplantation: an international cord blood transplant registry. Bone Marrow Transplant. 1993; 11(3): 199–200.
Gluckman E., Rocha V., Ionescu I. et al. Results of unrelated cord blood transplant in fanconi anemia patients: risk factor analysis for engraftment and survival. Biol. Blood Marrow Transplant. 2007; 13(9): 1073–82.
Gluckman E. History of cord blood transplantation. Bone Marrow Transplant. 2009; 44(10):621–6.
Uzan G., Vanneaux V., Delmau C., Ayoubi F., Gluckman E., Larghero J. Cord blood circulating endo thelial progenitors: perspectives for clinical use in cardiovascular diseases. Bull. Acad. Natl. Med. 2009; 193(3): 537–43.
Rocha V., Crotta A., Ruggeri A., Purtill D., Boudjedir K., Herr A.L., Ionescu I., Gluckman E. Double cord blood transplantation: extending the use of unrelated umbilical cord blood cells for patients with hematological diseases. Best Pract. Res. Clin. Haematol. 2010; 23(2): 223–9.
Wagner J.E., Gluckman E. Umbilical cord blood transplantation: the first 20 years. Semin. Hematol. 2010; 47(1): 3–12.

Подняться вверх сайта