Поиск Кабинет

Анализ зарубежного рынка регенеративной медицины

Гены & Клетки: Том IV, №3, 2009 год, стр.: 68-78

 

Авторы

Зорин В.Л., Зорина А.И., Черкасов В.Р

ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ СКАЧАТЬ СТАТЬЮ В ФОРМАТЕ PDF ВАМ НЕОБХОДИМО АВТОРИЗОВАТЬСЯ, ЛИБО ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

В обзоре представлен анализ современного состояния и перспектив развития зарубежного рынка регенеративной медицины. Проведено обобщение коммерческих аспектов развития отрасли за последние 20 лет, а также представлены прогнозы по ее развитию на период до 2018 г.

Введение

Первые обзоры, включающие системный анализ зарубежного рынка клеточных препаратов, были опубликованы в 2006 г. [1 , 2]. Они представляли описание коммерческих клеточных продуктов, предназначенных для узкой области применения — коррекции патологии скелетных тканей и восстановления кожных покровов. Обзор по перспективным направлениям применения стволовых клеток в различных областях медицины был представлен в 2009 г. [3]. Однако, как показал проходивший в Нью-Йорке конгресс «Stem Cell Summit 2009», наблюдающееся в настоящее время бурное развитие рынка регенеративной медицины выявило необходимость более детального рассмотрения коммерческой составляющей развития данного сектора рынка современной медицины. Целью настоящего обзора является анализ современного состояния и перспектив развития зарубежного рынка регенеративной медицины.

Уроки развития и современное состояние рынка регенеративной медицины

Регенеративная медицина в настоящее время получила активное развитие в промышленно развитых странах, таких как США, Канада, Япония, Германия, Великобритания, Испания. За свою почти 20-летнюю историю данная отрасль медицины уже пережила как всплеск невероятной популярности в середине — конце 90-х гг. XX в., так и заметный спад в начале XXI столетия, когда активность в данном секторе рынка упала более чем на 50%, а рыночная стоимость «клеточных компаний» уменьшилась на 90% [4]. В качестве одного из наиболее важных исторических уроков развития бизнеса регенеративной медицины следует считать необходимость учета того значительного числа факторов, которые определяют эффективность, востребованность и коммерческий успех клеточных продуктов [5]. Цена продукта, простота и частота его использования, функциональность, время хранения, упаковка, объем пост-трансплантационного лечения и общая его стоимость — все эти факторы оказывают влияние на коммерческий успех терапии, проводимой с помощью клеточных препаратов. Однако, на заре развития регенеративной медицины, коммерческие, операционные и логистические критерии не всегда оказывались в числе приоритетов ученых, которые разрабатывали базовые клеточные технологии [4]. Так, малый объем продаж первого коммерческого кожного трансплантата Apligraf, приведший в 2000 г. к банкротству производившей его компании Organogenesis (США), был обусловлен недооценкой важности таких факторов, как длительность хранения (5 сут. в отличие от более чем 3 нед. у фармацевтических про-дуктов-конкурентов), стоимость лечения в сочетании с клинической эффективностью (более чем на 30% дороже по сравнению с продуктами-заместителями при более низкой клинической эффективности), длительное время изготовления и т.д. [6]. Последующий коммерческий успех таких продуктов, как Dermagraft[Advanced BioHealing, Inc., США) [7], 0rcel'“ tOrtec International, Inc., США) и обновленного Apligraf{Organogenesis Inc., США) [8] связан именно с учетом и устранением данных ошибок.

Сегодня на зарубежном рынке регенеративной медицины преобладают, преимущественно, малые компании (SME-сектор), при этом, как правило, во главе каждой успешной биотехнологической компании стоит хорошо известный авторитетный специалист (Key opinion leader) с многолетним опытом работы в области регенеративной медицины. Новаторские разработки, зачастую, осуществляют университетские научные коллективы [9 ]. В таблице 1 представлены данные по продуктовому ряду и экономическим показателям десяти ведущих мировых «клеточных компаний».

В 2008 г. только в США 34 млн пациентов получили лечение с помощью стволовых клеток по 1 5 секторам медицинского рынка [9]:

• 1 млн процедур по лечению травм позвоночника;

• 3 млн процедур по восстановлению нервной системы (центральной и периферической);

Анализ современного рынка показал, что наибольший коммерческий интерес представляют клеточные технологии, применение которых сопряжено с минимальным риском развития у пациентов побочных эффектов и разработка которых относительно проста и легко масштабируется для промышленного производства [4]. На сегодняшний день к числу таких коммерчески успешных продуктов можно отнести:

• аутогенные хондроциты для лечения деструктивных заболеваний суставов (метод трансплантации хондроцитов в поврежденный участок суставного хряща разработан в 1984 г., в 1997 г. было получено разрешение от FDA на применение продукта «Carticel®» (компания Genzyme Corporation, США). В США стоимость трансплантации хондроцитов в 2007 г. варьировала в диапазоне $15^20 тыс. (11—1 5 тыс. евро), а в Австрии — от 3 000 до 6 000 евро в зависимости от места оказания услуги (частной практики или госпиталя);

• стами для лечения ожогов и длительно незаживающих ран диабетической стопы — «Dermagraft®» (компания Advanced BioHealing, Inc., США [11 , 12]; стоимость продукта 4450$ за мембрану 5x7,5 см) [131;

• люстно-лицевой хирургии BioSeed-Oral Bone® [14, 15] и трехмерный матрикс с аутогенными хондроцитами для лечения артрозов BioSeed-C® (трансевропейская компания BioTissue Technologies, стоимость продукта 4000^ 6000 евро в зависимости от размеров дефекта, пролечено более 5000 пациентов) [16];

• Therapyдля коррекции дефектов кожи (компания Isolagen, Inc, США; стоимость курса 5200$, в Европе пролечено свыше 35000 человек, в США^ 1 200) [17].

Технологии, получившие широкое клиническое применение на зарубежном рынке регенеративной медицины представлены в таблице 2.

Применение клеточных продуктов выявило клиническую эффективность при восстановлении сердечной мышцы, спинного мозга, периферической нервной ткани, пуль-позных ядер межпозвонковых дисков, хрящевой ткани крупных суставов и менисков, суставных хрящей, тканей челюстно-лицевой области, а также для лечения болезни Крона, сахарного диабета, сложных переломов костей, болезни «трансплантат против хозяина» (в частности, при трансплантации аллогенного костного мозга) [55].

В настоящее время данные клеточные продукты находятся на стадии клинических исследований (рис. 1).

Западная Европа и США являются лидерами мирового рынка стволовых клеток (рис. 2) — более 170 компаний работают в данной отрасли и их рыночная капитализация составляет около $1,655 млрд [56]. Развитие отрасли медицины, связанной со стволовыми клетками, осуществляется как за счет значительных объемов государственного финансирования, выделяемого в рамках целевых программ, так и за счет частных инвестиций [57].

Тем не менее, западные эксперты признают, что к настоящему времени как представители венчурного капитала, так и большие фармацевтические компании проявили лишь «незначительный аппетит» [58] к инвестированию в клеточные технологии. Так, объем инвестиций со стороны венчурного капитала в компании, занимающиеся исследованием эмбриональных и взрослых стволовых клеток, за период 1994—2004 гг. составил около $300 млн, что составляет лишь 1 % от общей инвестиционной активности венчурного капитала за этот период [59 ].

Среди причин такой низкой активности венчурного капитала рассматривают:

• длительное время разработки коммерческого клеточного продукта, которое может оказаться больше, чем время существования самого инвестиционного фонда;

• пектов коммерческого применения клеточных продуктов (например, оправданность цены, доступность, логистические проблемы крупномасштабного производства, срок и условия хранения и т.п.), а потому — отсутствие четкого понимания путей коммерциализации и высокие коммерческие риски, особенно в сравнении с традиционными фармацевтическими средствами;

• компаний и их активное проникновение только в относительно небольшой и малодоходный сектор рынка регенеративной медицины — разработка и использование линий стволовых клеток для тестирования терапевтического и токсического действия лекарственных средств [60 ].

Главной причиной такой осторожности представителей «Big Pharma», как считают эксперты, является значительная разница между традиционной фармацевтической бизнес-моделью и методами коммерциализации клеточных продуктов [58]. Стандартные продукты фарминдустрии производятся в больших масштабах, предназначаются для широкого круга пациентов и, обычно, предполагают самостоятельное использование пациентом. В отличие от этого, большинство современных клеточных продуктов (особенно на основе аутогенного материала) в большей степени создаются под ограниченный круг потребителей (пациентов) и требуют для своего применения помощь специалиста. Такие различия в особенностях коммерческой реализации продуктов создают дополнительные барьеры для сотрудничества между клеточными компаниями и представителями фармацевтического и венчурного капитала.

Тем не менее, тенденция проникновения фармацевтических компаний в сегмент рынка стволовых клеток становится все очевидней. Ряд крупных фармацевтических компаний таких, как Pfizer, Merk, Johnson and Johnson, GE Healthcare и Novartis объявили о своей работе с клеточными препаратами, основанными на клеточных линиях человека [61 ,62]. Согласно исследованию, проведенному CapGemini [63], ряд клеточных компаний уже являются частью больших фармацевтических компаний.

По оценке известного эксперта в области стволовых клеток R. Young [9] около 300 фирм по всему миру занимаются какими-либо научными исследованиями, связанными со стволовыми клетками или коммерциализацией клеточных продуктов. Из их числа 75^100 фирм разрабатывают методы лечения с помощью стволовых клеток [64]. Подавляющее большинство из этих компаний сфокусировано на использовании стволовых клеток взрослого организма — аллогенных или аутогенных (рис. 3).

Наличие на сегодняшний день относительно небольшого количества компаний, активно исследующих эмбриональные стволовые клетки, можно объяснить существовавшими до последнего времени существенными ограничениями на данные исследования в ряде стран, в том числе в США [65]. Ожидается, что принятие в марте 2009 г. новой администрацией США законопроекта об отмене запрета на исследование и финансирование в области эмбриональных стволовых клеток значительно оживит активность в данном секторе [9].

Одной из первых компаний, получивших разрешение FDA на клиническое применение эмбриональных стволовых клеток, стала Geron Corporation (США): в январе 2009 г. компания сообщила о получении ею разрешения на проведение ограниченных клинических исследований для лечения пациентов с травмами спинного мозга [66]. В зону повреждения спинного мозга больным планируют инъецировать олигодендроциты, полученные из эмбриональных стволовых клеток. Президент Geron Томас Окарма заявил о том, что начало этих исследований «знаменует рассвет новой эры в терапии, этот подход позволит в будущем отказаться от таблеток и скальпелей и достичь нового уровня в лечении». В случае, если испытания на безопасность окажутся успешными, то следующим этапом Geron планирует инициировать клинические исследования по изучению эффективности клеточного препарата, но предсказать результаты данных исследований — невозможно. В этом и заключается основной риск инвестиций в клеточные технологии. К примеру, в 2009 г. организация FDA объявила о прекращении III фазы клинических исследований препарата Cyzact® [67 ] (компания Intercytex, Великобритания), представляющего собой аллогенные дер-мальные фибробласты в фибриновом геле, из-за отсутствия статистически достоверного клинического эффекта по сравнению с контролем (исследования были проведены на 396 пациентах с длительно незаживающими трофическими язвами нижних конечностей при варикозной болезни). По этой причине, большинство аналитиков полагает, что серьезные вложения в данный бизнес можно делать только после появления реальных доказательств возможности получения доходов от вложенных инвестиций [58].

Зачастую, компании не только конкурируют друг с другом, но и заключают между собой могущественные альянсы. Например, Osiris Therapeutics Inc. — компания-лидер в области стволовых клеток в США — в январе 2008 г. заключила контракт на общую сумму $224,7 млн на поставку 20 ООО доз клеточного препарата «Prochymal» (мультипотентные мезенхимальные стромальные клетки (ММСК) костного мозга человека) для Министерства обороны США [68] (исполнительного директора компании Рендала Миллса часто сравнивают с Билом Гейтсом!). Компания Osiris конкурируете Cytori Therapeutics, Inc из Сан-Диего (США). Эти две компании имеют сходные модели бизнеса. Существует вероятность, что ряд заболеваний, на лечение которых ориентированы и Osiris, и Cytori, могут совпадать в будущем, но компании расходятся по источнику получения клеток (Osiris — ММСК из костного мозга, Cytori — ММСК из жировой ткани человека), составу клеточных препаратов и способу их применения. Компания Osiris, в свою очередь, заключила контракт с американской компанией Genzyme Corporation (лидер на рынке клеточных продуктов для регенерации кожи, совокупный ежегодный доход превышает $2 млрд.) по коммерциализации своего клеточного продукта «Prochymal» за пределами США и Канады [69 ]. Со своей стороны, Genzyme вносит авансовый платеж $130 млн компании Osiris, а также значительные платежи (поэтапно) и выплаты авторского вознаграждения.

Компании Cytori Therapeutics и Cellerix (Испания) также конкурируют между собой, используя в качестве источника клеток ММСК из жировой ткани человека. Однако, используя один и тот же источник клеток, компании реализуют совершенно разные модели бизнеса по применению своих клеточных продуктов. Все это создает здоровую конкурентную среду, являющуюся мощной движущей силой в развитии и коммерциализации клеточных технологий.

В конгрессе, проходившем в Нью-Йорке [9], приняли участие представители 30 компаний, лидирующих в области клеточных технологий. Каждая компания представила свой профиль: описание бизнеса и продукции, интеллектуальной собственности, медицинских показаний к применению клеточных препаратов. Было показано, что, в среднем, компании фокусируются на разработке 2^3 клеточных технологий. Особенно важно отметить, что, практически, каждая компания имеет разработанную оригинальную технологию или получения стволовых клеток (компании Cytori, Cognate BioServies Inc., Harvest Technologies Corporation'], или культивирования клеток iHistogen Inc., Osiris Terapeutics, Pluristem Terapeutics, Stem Cell Innovations Inc), или лечения тех или иных заболеваний iAastrom Biosciences, Inc., Arteriocyte, Inc., Ceregene, Inc., Geron Corporation, Organogenesis Inc), или оценки токсичности лекарственных средств iStemina Biomarker Discovery,Inc., Cellartis AB, Novocell, Inc).

Следует отметить — в то время, как развитие методов лечения может предоставить инвесторам возможность получения прибыли в долгосрочной перспективе, в краткосрочной перспективе открывается новый важный рынок получения доходов от стволовых клеток, если использовать их в качестве эффективного научного инструмента или модели для исследования по доставке лекарственных средств [70].

Данный подход является привлекательным для фармацевтических компаний, которые производят перспективные лекарственные средства, но имеют проблемы с доставкой эффективных доз препаратов в нужное место, например в цнс пациента. Для этих целей могут быть успешно использованы стволовые клетки, полученные в лабораторных условиях. Профессиональное научное сообщество и фарминдустрия заинтересованы также в использовании данных клеток в качестве стандарта и физиологически адекватного инструмента для разработки и тестирования новых лекарственных средств при лечении различного рода заболеваний [71 ].

В настоящее время ряд компаний мирового уровня активно разрабатывают клеточные технологии для решения научно-исследовательских задач и тестирования лекарственных средств (для фарминдустрии). Две таких компании — Stem Cell Sciences pic и ReNeuron Pic (Великобритания) ^добились значительных успехов: их цена на рынке неуклонно растет, они внесены в списки лондонской биржи AIM (Alternative Investment Market). Партнерами данных компаний являются такие представители большой фарминдустрии, как Pfizer, Sanofi Aventis, Merck.

В последнее время на зарубежном рынке стали появляться компании, специализирующиеся на разработке концепции внедрения методов клеточной терапии в медицинскую практику для лечения различных социальных слоев населения по всему миру iStematix, Inc; Stem Cell Sciences pic).

Перспективы и прогнозы развития отрасли

По мнению R. Young [9], ключевым годом для ускорения внедрения в медицинскую практику методов лечения, основанных на стволовых клетках, должен стать 2013 г., когда будут получены в Европе, Китае и США административные разрешения на применение методов лечения, основанных на стволовых клетках и, прежде всего, заболеваний сердечно-сосудистой и нервной (травматические повреждения и периферическая нейропатия) систем, сахарного диабета, для реконструктивной хирургии (рис. 4). Медицинские технологии для лечения других заболеваний, по всей видимости, будут выведены на медицинский рынок позже.

К числу наиболее ожидаемых будущих достижений в области регенеративной медицины можно отнести следующие [72]:

• создание in vitro моделей для фундаментальных исследований в области биологии и создания лекарственных препаратов;

• стволовых клеток, что должно существенно снизить потребность в донорской крови;

• oбладающей функциями секреции инсулина в зависимости от содержания глюкозы в крови пациента;

При этом, в профессиональных кругах существует понимание, что для реализации всех перечисленных выше проектов предстоит огромный объем работ по решению ряда ключевых проблем, которые включают [64]:

• создание объединенного научного сообщества для разработки согласованной стратегии создания и применения новых технологий и клеточных продуктов;

• ваний в области биологии для понимания основных механизмов и принципов биологии развития;

• логии средне- и крупномасштабного производства клеточных препаратов и искусственных тканей на их основе, а также выработка адекватных мер регулирования и стандартизации производственных процессов [73];

• подходов к вопросам автоматизации контроля биопроцессов, а также хранения, культивирования, биологического контроля больших объемов культивируемых клеток, логистики и бесперебойного снабжения клеточными продуктами;

• отрасли, эффективных бизнес-моделей, учитывающих специфические особенности клеточных препаратов и тканеинженерных продуктов [74].

Заключение

Подводя итог, следует заметить, что коммерческие и научные перспективы развития регенеративной медицины были и остаются весьма впечатляющими и продолжают привлекать все новых и новых представителей бизнеса и научного сообщества. В целом, все аналитики сходятся во мнении, что сектор рынка регенеративной медицины успешно преодолел кризис начала 2000-х гг. и находится на стадии подъема [75 ], что обещает изменить революционным образом принципы медицины уже в ближайшем будущем [76].

Подняться вверх сайта